Черные дни для оленей Таймыра

Дикий северный олень, населяющий тундровую зону полуострова Таймыр, всегда был основным объектом охоты коренного населения. Его шкуры шли на изготовление жилищ, камусы (шкурки с ног оленя) — на пошив обуви, щетки (шерстный покров между копытами) и шкурки с лобной части головы — на изготовление напольных ковриков, из копыт варили клей, из рогов делали сувениры, украшения, рукоятки для ножей.

ФОТО SHUTTERSTOCK

ФОТО SHUTTERSTOCK

Коренные жители Таймыра (а это потомственные охотники, рыбаки и оленеводы) старались заготовить оленину впрок, чтобы обеспечить себя питанием на несколько месяцев вперед.

Для заготовок применялись разные способы добычи в зависимости от времени года.

Диких северных оленей кололи с лодок на реках и озерах, через которые многочисленные стада переправлялись во время миграций; охотились на них с так называемым манным оленем, отстреливали, подкарауливая на тропах, отлавливали сетями, изготовленными из кожаных ремней.

В ХIХ веке добыча диких северных оленей составляла несколько сотен тысяч голов ежегодно, что привело к резкому уменьшению этих животных.


ФОТО ПАВЛА ГУСЕВА

Однако со временем их численность восстановилась, и уже с 1971 года велась промысловая добыча оленей в летний период на водных переправах и на зимние пастбища во время их миграции.

Необходимо отметить масштабы миграций диких северных оленей через реку Пясину, где в основном и происходил их промысловый отстрел на воде.

Неоднократно приходилось наблюдать, как многотысячное стадо «вливалось» шумным потоком в реку шириной с километр, заполняя ее от берега до берега, а ни с чем не сравнимый гул этой переправы был слышен в тихую погоду за несколько километров.

Постепенно оленями заполнялась не только река, но и вся прилегающая к ее сторонам тундра.


Для охоты на оленей подходит любое гладкоствольное или нарезное оружие средней мощности от калибра .223 до .300, желательно с оптическим прицелом. Благодаря оптике можно детально рассмотреть оленя, выбрать трофейный экземпляр. ФОТО РОМАНА КУЗЬМИНА

Промысловой добыче диких северных оленей предшествовало изучение жизнедеятельности популяции и их общей численности, выявление мест отела и путей миграций, которые велись сотрудниками Главохоты РСФСР, Центральной научно-исследовательской лаборатории Главохоты РСФСР (ныне «Центрохотконтроль» МПР России), НИИСХ Крайнего Севера и других организаций. Были налажены наземные и авиаучеты животных на Таймыре, в Эвенкии, Якутии.

В течение нескольких лет для выявления путей миграций сотни оленей были помечены ошейниками на реке Пясина Таймырского автономного округа. ЦНИЛ Главохоты РСФСР помимо изучения вопросов биологии, биотехнии, болезней, охраны охотничьих животных занималась разработками и организацией добычи охотничьих животных в подведомственных государственных промысловых хозяйствах.

С нарастанием производственных мощностей госпромхоза «Таймырский» и ростом численности диких северных оленей промысловая нагрузка на таймырскую популяцию возрастала. За 6 лет (1971–1976) было добыто около 111 780 животных.

Их отстрел производился с катеров на воде, дробью из гладкоствольного оружия. Добытых таким образом оленей связывали в «плоты» и отправляли вниз по течению до пункта дальнейшей их обработки.


На реке Пясине с начала промыслового освоения и до его окончания (1971–1999) из Таймырской популяции диких северных оленей официально было изъято 1,7 миллиона голов. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

Надо сказать, что к 1987 году госпромхоз «Таймырский» и совхозы Агропрома РСФСР имели 40 пунктов отстрела и переработки оленей, откуда туши животных доставлялись вертолетами на предприятия для их хранения в мерзлотниках и дальнейшей реализации.

От Норильска, где базировалась вертолетная эскадрилья, эти точки находились слишком далеко — за несколько сотен километров, что доставляло определенные трудности.

Поскольку промысел оленей производился в теплое время года, туши отстрелянных животных не могли долго храниться на пунктах первичной обработки, а своевременная транспортировка их вертолетом не всегда была возможна из-за часто меняющихся погодных условий, что неизбежно приводило к снижению качества мяса или его порче.

В связи с этим в Главохоте РСФСР приняли решение постепенного перехода на добычу диких северных оленей в осенне-зимний сезон. С этой целью в районе озера Собачьего в предгорьях Путоран был установлен сетевой загон — кораль,  построены производственные и жилые помещения для промысловиков.

Кораль состоял из двух направляющих по 1500 м каждая и уловителя длиной 600 метров, шириной 300 м и высотой 2 м. Капроновая сеть с ячеей 200 мм навешивалась на буровые штанги, которые были забиты в вечную мерзлоту.


Охота на переправах — один из наиболее древних и распространенных способов добычи диких животных. Во все времена разведчики- наблюдатели дожидались, пока передовые олени входили в холодные воды рек, увлекая примером остальных животных стада, после чего люди подавали сигнал для начала охоты. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

Суть добычи оленей состояла в следующем. Мигрирующее стадо оленей свободно продвигалось вдоль направляющих изгородей и заходило в уловитель, где за последним оленем вход перекрывался.

Запутавшихся в сетях животных отстреливали и транспортировали в находящийся буквально в 100 метрах пункт дальнейшей обработки. Зашедшие вечером или ночью олени могли остаться на лежке в загоне до утра, если их никто не пугал.

О мобильности применения переносного сетевого кораля говорит такой пример. С подходом мигрирующих диких северных оленей к Норильску (до строительства города здесь проходил один из их миграционных путей) бригада промысловиков, переброшенная с озера Собачьего, успешно завершила промысел с помощью сетевого кораля.


В зимнее время средняя группа северных оленей составляет от 40–60 до 120 особей. К концу зимы, после объединения, они могут достигать до 300–400 особей. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

В районе поселка Ары-Мас Хатангского района в 1987 году была сформирована бригада из числа коренного населения (долган, нганасан, эвенков) для добычи диких северных оленей в осенне-зимний сезон на суше.

Принцип отлова был тот же, с тем лишь отличием, что направляющие изгороди были изготовлены из жердей лиственницы. В свободное от работы время бригада размещалась в чуме на одном из островов реки Хатанги, а кораль и производственные помещения находились на правом берегу реки.

Каждое утро бригада промысловиков переправлялась на лодке с острова на берег и приступала к работе.

Во время обработки оленя охотники успевали выпить по кружке крови, затем, освободив тушу от внутренних органов, полакомиться мелко нарезанной печенью и в завершение, выковыряв узким ножом костный мозг из кости оленя, съесть и его.

После завершения работы они брали с собой заднюю оленью ногу на ужин и возвращались в чум.

По дороге успевали проверить предусмотрительно поставленную сеть, выбирали из нее только живую рыбу (а это была в основном ряпушка, шедшая на нерест) и, добравшись до жилья, тут же ее съедали. А впереди, между прочим, охотников ждал горячий ужин из оленьего мяса.


Таймырская популяция северных оленей — наиболее крупная по численности среди всех популяций диких северных оленей в мире. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

В осенне-зимний период 1987 года с помощью переносных сетевых коралей было добыто 3400 диких северных оленей.

К сожалению, удаленность пунктов их отстрела от предприятий хранения и переработки обуславливала увеличение транспортных расходов и отрицательно сказывалась на качестве мяса и его себестоимости: заготовительные и торговые организации отказывались принимать некачественное мясо.

Так, только в 1987 году оказалось нереализованным 340 тонн мяса взрослых животных и 50 тонн телят оленя, причем субпродукты I и II категории вообще не использовались. Покупателю из Красноярска мясо дикого северного оленя, доставленное воздушным транспортом из Норильска, обходилось в два раза дороже говядины или свинины.

Переработать же мясо оленя вблизи мест добычи, как это принято в некоторых Скандинавских странах, не позволяли технические мощности охотпредприятий из-за суровых условий Крайнего Севера.


Мясо северного оленя помимо нежнейшего вкуса обладает и полезными свойствами для человеческого организма. Оно считается диетическим продуктом и рекомендуется людям, страдающим от авитаминоза. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

Промышленный отлов диких северных оленей сетями оказался наиболее приемлемым в осенне-зимний морозный период года: добыча этим способом дает возможность и сохранять мясо дольше, и регулировать численность животных по полу и возрасту согласно выделенным лимитам добычи, и исключить наличие подранков, неизбежное при других способах охоты.

Сетевой отлов наверняка может быть применим и для массового мечения диких северных оленей на суше с использованием обездвиживающих средств.

На сегодняшний день, когда численность таймырской популяции диких северных оленей падает, а их добыча снизилась до уровня 70-х годов прошлого столетия, все это очень актуально.


ФОТО SHUTTERSTOCK

Регулирование численности диких северных оленей должно базироваться на знании их биологии, воспроизводственных возможностей и разумном подходе к этой непростой задаче специалистов охотничьего хозяйства, эксплуатирующих уникальную популяцию.

Планирование размеров изъятия на основе данных о численности вида неизбежно приводит к нарушению структуры популяции и утере данного вида или промыслового
ресурса.


Сотрудники Центральной научно-исследователь-ской лаборатории Главохоты РФ на «полевых» на Таймыре. ФОТО ИВАНА ПОГОДИНА

Рациональное использование диких северных оленей должно включать в себя ряд мер, направленных на их сохранение.

Это охрана от отрицательного влияния на их жизнедеятельность антропогенных факторов, борьба с болезнями и хищниками, охрана пастбищ от истощения, мониторинг общей экологической обстановки в районах распространения популяции для своевременного предотвращения их гибели.

Иван Погодин 18 января 2019 в 06:51

www.ohotniki.ru

RelatedPost