Денежная ракушка каури: память семьи

Сколько себя помню, в нашей семье всегда была эта небольшая красивая раковина… Величиной с детский кулачок, блестит как полированная, в форме змеиной головы, раскрас светло-«леопардовый», поверху красивыми буквами выгравировано «не забудь меня». Несколько раз за свою жизнь, будучи в гостях в разных семьях, в разных городах, видел такие же ракушки, но без надписей.

фото автора

фото автора

Отец рассказал мне, что подарил эту раковину маме году в 1947, когда только ухаживал за ней, тогда — ещё московской студенткой.

А купил ракушку перед этим на Черноморском побережье, где в офицерском отпуске проходил в военном санатории курс лечения от туберкулёза, которым заразился на фронте в конце войны.

Раковину эту, наряду с другими своими поделками, продавал местный безногий инвалид, искалеченный в боях на советско-японской войне 1945 года.

Несколько таких ракушек он заимел, будучи с войсками в Китае, привёз, сам выгравировал на них надписи и продавал курортникам с другими гравированными вещицами, подрабатывая таким образом к своей инвалидной пенсии.

А купил эту раковину отец ещё и потому, что точно такая же была в его семье, которую немцы целиком уничтожили в оккупированном Харькове в 1942 или 1943 году.

Отцу даже дали тогда короткий отпуск на родину, сразу после освобождения Харькова, чтобы узнать о судьбе семьи. Узнал…


фото автора

Вернулся на фронт в свою часть (он, в звании младшего лейтенанта, командовал расчётом пушки системы БР-2, калибром 152 мм ) и вступил в компартию, с боями прошёл Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию, немцев люто ненавидел до конца жизни, у него это стало рефлексом вне всякой логики.

А насчёт своей семейной раковины отец знал, что её тоже из Китая привёз его отец, мой дед с русско-японской войны 1904 года. Там он отличился, стал фельдфебелем, потом его призвали на Первую мировую войну, где он получил тяжкое ранение и был уволен от службы по инвалидности.

В свою очередь я, когда в 80-е годы прошлого века оказался в Индии, то, приобретая там подарки для родственников, купил маме в ювелирной лавчонке на побережье Индийского океана экзотическое ожерелье-кулон из очень красивых, будто полированных маленьких ракушек, похожих формой на нашу «не забудь меня», а внизу ожерелья висела более крупная двустворчатая круглая раковина-жемчужница, которую по поверхности однозначно полировали до перламутра, ибо в природе она смотрится совсем неказисто.

Маме ожерелье понравилось, а особенно её забавляло то, что все наши родственные молодицы: моя жена, жена брата и наши кузины, наперебой просили у мамы это ожерелье поносить ненадолго, потому что оно отлично смотрелось на строгих деловых нарядах, по их общему мнению.

И только совсем-совсем недавно, шаря по интернету, наткнулся на информацию, увлёкся ею, раскрутил, пришлось кое-что уточнять даже помимо интернета, то есть искать нужные книжки в библиотечных фондах, в результате чего сложилась следующая картина…

Наша семейная раковина «не забудь меня», как и другие такие же, относится к классу моллюсков под названием «ципрея».

Они так названы в честь острова Кипр, возле которого их находили, а главное — впервые описали и классифицировали учёные-зоологи.

В российском просторечии, с незапамятных времён эти раковины называли либо ужовки и змееголовки за их форму, либо мраморки за то, что их поверхность была от природы похожа на полированный до блеска мрамор.

А вот более мелкая разновидность ципрей, которая распространена в прибрежных водах Индийского океана, известна человечеству под названием «каури», и под этим названием много сотен лет эти раковинки служили деньгами во множестве самых разных углов планеты!


фото автора

В частности каури были деньгами в южных провинциях Китая и Японии вплоть до конца 18-го века. В 16 и 17 веках европейские работорговцы скупали на острове Занзибар всю добычу раковин каури, на которые потом приобретали в Африке у местных племенных вождей чёрных рабов для вывоза на американские плантации.

В современных Гвинее и Гане, которые когда-то назывались Невольничий берег, мелочь местных денег, типа наших копеек, носит название — каури.

В археологических раскопах древнего Новгорода и древнего Пскова находят немало каури! До царствования Ивана Грозного эти города веками вели вольную и обширную торговлю со всей Европой, а каури на местных базарах и торговых рядах ходили в виде платёжного средства наравне с медными, серебряными и золотыми монетами.

В Сибири каури использовали в качестве денег аж до начала 19-го века! Это китайские купцы приучили местные коренные народы продавать пушнину за ракушки, потому что они отказывались брать деньги. А потом и русские скупщики пушнины оценили удобство каури.

Они возили на стойбища местных родов порох, ружья, ножи, топоры, табак, выменивая на меха, бивни мамонта и моржовый клык. Но не всегда у туземцев это было заготовлено в достатке.

Тогда русские торговцы оставляли им товары, особенно порох, пули и ружья, в обмен на каури, чтобы охотникам было чем охотиться.

А потом приезжали снова и покупали всё уже за ракушки, которые занимали в поклаже мало места, не были тяжелы, как свинец и изделия из железа, не могли промокнуть и испортиться, как порох или табак.

Крупные же виды ципрей, из-за их относительной малочисленности, в Китае и Японии приобретались и служили в качестве семейных талисманов, привлекающих в дом деньги и деловую удачу.

В этом качестве их привозили и продавали в дореволюционной России китайские торговцы, а русские солдаты вывозили в качестве трофеев из того же Китая, если заносила туда военная судьба. Мелкие же, бывшие «денежные» каури стали теперь материалом для ожерелий в странах южных морей.

Эти ожерелья принято дарить на свадьбах в небогатых семьях невестам, как искреннее пожелание удачи и благосостояния молодым парам.

Михаил Гольдреер 4 июня 2019 в 11:43

www.ohotniki.ru