Коренным же жителям Камчатки не дают охотиться

Камчатка, которую называют «рыбным столом России», богата не только рыбой и прочими морепродуктами. На Камчатке есть ещё много природных богатств: есть золото, серебро, есть целебные горячие источники. А ещё на Камчатке — по-настоящему царская охота.

фото: Fotolia.com

фото: Fotolia.com

Только вот с некоторых пор позволить себе это удовольствие могут далеко не все, а только очень богатые люди, готовые потратить на развлечение не одну тысячу долларов США.

Коренным же жителям Камчатки, для которых охота является традиционным образом жизни, давно пришлось о ней забыть — не по карману.

Каждый год с началом рыбной путины приходят жалобы от представителей коренных малочисленных народов полуострова.

Люди жалуются на невозможность рыбачить на родной земле, вести традиционный образ жизни.

Но, как оказалось, под запретом для КМНС Камчатки не только рыбалка, но и охота.

«В 2012 году президент России Владимир Путин подписал Концепцию устойчивого развития КМНС России. Этот документ был представлен в ООН, Россия взяла на себя международные обязательства.

А на Камчатке своя, региональная, концепция по КМНС, была принята несколько лет спустя. Власти взяли паузу, чтобы распродать охотугодья. Цены на участки доходили до 20 млн.

Что в итоге? В итоге государственную лицензию на полуострове — не купить! Если и есть, для отчётов, то простой человек её никогда не увидит! Только коммерческая охота! Лицензия на медведя — $ 8−10 тыс., на снежного барана — $ 25 тыс., на лося — $ 18 тыс.

А для КМНС охота — традиционный образ жизни! Но и этого мы лишены! Когда власти Камчатки принимали Концепцию по устойчивому развитию КМНС, они сделали это втихушку, не собирая съезд аборигенов.

Собрали своих из числа КМНС, а большинство ничего об этом и не знало! Совет старейшин на Камчатке распущен, всё делается только для «галочки» и по указке властей», — рассказал представитель народности камчадалов Олег Кривогорницын.

«На 2019 год мне выделили 25 кг горбуши, 20 кг кеты, 5 кг кижуча. Это 13 рыбин горбуши, 5 кеты и 1,5 рыбины кижуча.

Если посчитать на каждый день, а в году их 365, то получается 130 граммов рыбы на день. Нерку аборигенам вообще в этом году не дали — не по Сеньке шапка, наверное.

Оно понятно: местные рыбные воротилы продают нерку за границей по $ 10−15 за кило. Плюс — разрешения на рыбалку выдают по прописке по месту жительства, хотя суд уже постановил, что это грубое нарушение закона!

Нет на Камчатке никаких территорий традиционного проживания аборигенов, как пишут в отчётах чиновники! Нет их! А есть — резервация!

Вся Камчатка, полностью, признана федеральной Концепцией, территорией проживания КМНС. Но почему-то именно нам здесь нет никакой жизни!», — говорят представители КМНС Камчатки.

Депутат Законодательного собрания Камчатского края Михаил Пучковский говорит, что положение коренных народов Камчатки ухудшается день ото дня.

«Всё так и есть, как пишут люди. Я подтверждаю каждое слово из этих писем. Я только что встречался с аборигенами из Оссоры.

Приезжали с теми же бедами, целая делегация — с земель сгоняют, рыбачить не дают, охотится не дают.

Происходит очень страшное на Камчатке: аборигенов сгоняют на асфальт, в города, где им — не выжить. Они становятся бомжами, бродяжничают, живут на свалках, на работу их не берут, да и нет тут никакой работы.

Страшно то, что аборигены Камчатки уже не верят российской власти, стараниями губернатора Илюхина и его правительства. Они пишут свои жалобы сразу в ООН и международные организации.

Камчатка теряет свою самобытность, теряет свою культуру, традиции. Ещё немного такого «управления» и от полуострова просто ничего не останется», — убеждён депутат.

Охота на Камчатке — ещё один прибыльный вид деятельности. Скандалом федерального уровня стала передача в аренду заповедного острова Карагинский на 49 лет за 15 тыс. рублей.

Губернатор Владимир Илюхин в местных СМИ оправдывался, что это необходимо было сделать, чтобы защитить остров от браконьеров. Спустя несколько дней после выступления губернатора на Карагинском провели показательное задержание «браконьеров».

Но общественность эти показательные выступления не обманули — никогда раньше о браконьерстве на Карагинском никто и не слышал, очень далеко в море находится этот остров.

Позволить себе полететь туда на охоту на вертолёте могут только очень состоятельные люди, из числа тех, кто готов тратить на развлечение десятки тысяч долларов США.

В беспрецедентную ситуацию с островом Карагинский вмешались видные российские ученые, Всемирный фонд дикой природы и полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев.

Аборигены Камчатки жалуются не первый год на то, что власти лишают их возможности вести традиционный образ жизни.

В путину коренных жителей полуострова отправляют рыбачить за 150 км от стойбищ, в отдалённых сёлах местным жителям запрещают ловить рыбу «под соусом» охраны рыбных запасов», при этом крупные рыбопромышленники ловят там же лосося тысячами тонн.

15 июня 2019 в 13:41

www.ohotniki.ru

RelatedPost