Минприроды дает беспрецедентные полномочия Минобороны в отношении государственных лесов

Минприроды опубликовало на портале оценки регулирующего воздействия проект «Особенностей использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях обороны и безопасности». Сегодня общая площадь лесов, расположенных на землях обороны, достигает 4,7 млн га (то есть 5% всех территорий России, покрытых деревьями). Леса — это 40% всех земель, закрепленных за Министерством обороны РФ.

фото: Мухамедшина Рафаэля

фото: Мухамедшина Рафаэля

Интересно, что в 1703 году Петр I начал создавать лесное хозяйство будущей Империи именно с привлечения армии.

По его указу была создана служба вальдмейстеров, на которую возложили охрану лесов от самовольных рубок, а также обеспечение древесиной флота и армии.

В частности, вальдмейстеры отвечали за поставку корабельной древесины.

В первой половине XX века военная доктрина России предусматривала сохранение густых труднопроходимых лесов на направлениях возможной агрессии из-за рубежа.

С целью устройства завалов, непреодолимых препятствий большим массам конницы, танков, тяжелой артиллерии, невозможности прицельного огня.

На западном направлении рубки главного пользования ограничивались, что предусматривалось государственной лесной политикой.

Сейчас с точки зрения безопасности лес играет для армии второстепенную роль. А вот как ресурс стоит по-прежнему немало.

Тем более что военные лесничества не повергались массовым рубкам, там повсеместно сохранилась высококачественная деловая древесина.

С другой стороны, часть военных лесхозов расположена в «золотых районах» того же Подмосковья. Леса используются как место отдыха граждан. И являются лакомой целью для тех, кто желает нарастить свои земельные активы.


фото: Семина Михаила

Что же предлагает Минприроды сделать с военными лесами?

1) Беспощадно рубить. Согласно проекту, «допускается сплошная и выборочная рубка лесных насаждений любой интенсивности и любого возраста», если территория используется для нужд обеспечения безопасности страны (п. 1 ст. 93 Земельного кодекса сформулирован настолько неконкретно, что под него можно подвести любую деятельность соединений Минобороны).

2) Без конкурса (аукциона) заготавливать и продавать древесину для «обеспечения государственных нужд или муниципальных нужд» в «исключительном случае и порядке, установленном в субъекте Федерации».

3) Рубить лес, если военные решат добывать полезные ископаемые, эксплуатировать водохранилища и иные искусственные водные объекты, а также «гидротехнические сооружения, морские порты, морские терминалы, речные порты и т.д.».

4) Строить в лесах без оглядки на их расположение (даже если земля примыкает к Одинцово, Красногорску, Истре) линейные и связанные с ними объекты.

5) А вот тушить пожары, защищать леса, заниматься их воспроизводством и лесоразведением на землях обороны и безопасности военные должны по общим правилам, которые установлены для субъектов Федерации.

При этом проекты освоения лесов и ведения работ публикации не подлежат. Все документы будут проходить экспертизу внутри Минобороны и лежать в секретных отделах двух подведомственных ФГБУ — «Оборонлесе» и «Управлении лесного хозяйства и природопользования».  

Таким образом, министерство Сергея Шойгу пробивает в Минприроды беспрецедентные полномочия и права в отношении государственных лесов, которым выпало «счастье» расти на военных землях.

Без оглядки на экологическую и природную ценность территорий, без учёта мнения специалистов Рослесхоза, вне единой информационной системы контроля оборота древесины военные получают право без ограничений рубить леса, продавать их в упрощенном режиме, вести деятельность по проектам, недоступным для ознакомления специалистам, а также строить на лесных землях всё, что заблагорассудится.

Зеленый Змий 20 июня 2019 в 11:59

www.ohotniki.ru