Жизнь охотинспектора ничего не стоит

10 февраля при исполнении служебных обязанностей трагически погиб Александр Александрович Минин — ведущий специалист отдела федерального государственного надзора министерства экологии Челябинской области. 35 лет он посвятил службе в охотничьем надзоре. Его всегда отличали честность, добросовестность и принципиальность в работе. При попытке задержать браконьеров он был в упор застрелен одним из нарушителей. У погибшего остались жена и двое детей.

Уже известно, что в администрацию Президента будут направлены документы о представлении А. Минина к ордену Мужества (посмертно), его семье будет оказана материальная помощь из бюджета Челябинской области.

«Данный случай является беспрецедентным на территории области», заявил пресс-секретарь министерства экологии. Да, к счастью такие трагические случаи с охотинспекторами происходят не так часто, как с военными, сотрудниками МВД и других силовых структур, но все же регулярно.

Так в Курганской области 15 лет назад пытавшийся скрыть следы своего преступления браконьер застрелил егеря Сафакулевского заказника Халиуллу Касимова и его брата Сайфуллу – общественного охотничьего инспектора.

http://sapsankurgan.ru/news/pamjati_bratev_kasimovykh/2017-12-11-268

Слава Богу, что не все конфликты с охотниками заканчиваются стрельбой и тем более гибелью инспекторов, но напряженное и жесткое «общение», погони и задержания нарушителей – достаточно частая практика российского охотнадзора, по крайней мере в тех субъектах и подразделениях, которые пытаются реально, а не на бумаге противостоять браконьерству.

В конце 2017 года Генеральная прокуратура РФ по поручению Президента России подготовила анализ состояния законности в сфере сохранения и использования объектов животного мира.

Среди других вопросов внимание акцентировано на том, что количество государственных охотничьих инспекторов в России крайне недостаточно для пресечения бесконтрольной добычи диких животных. Это, безусловно так, только вот смогут ли инспекторы одной лишь численностью остановить все более дерзкий и массовый напор браконьерства?

Полагаю, что в порядок осуществления федерального государственного охотничьего надзора следует ввести обязательное требование о минимальном составе рейдовой группы для проверки охотников в охотугодьях в количестве не менее 3-х человек.

Видимо, из этого и исходил Президент России, когда пять лет назад давал поручение обеспечить наличие не менее трех охотинспекторов в каждом муниципальном районе. К сожалению, указанное поручение, не исполнено. Минприроды внесло изменения в свой приказ об эффективности деятельности уполномоченных органов госохотнадзора.

Читайте материал «Горный Алтай: один день в рейде с госохотинспектором«

И если по итогам 2016 года требовалось именно по 3 инспектора на район, то теперь, т.е. в 2017-2019 годах Министерство полагает, что для эффективной работы достаточно только 2 инспекторов.

Федеральный закон от 24.04.1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире», в котором есть целая глава «Права и социальная защита должностных лиц, уполномоченных осуществлять охрану животного мира и среды его обитания».

Права установлены достаточно подробно, и, кстати, вполне сходны с полицией: досмотр личный и вещей, задержание, остановка и досмотр транспортных средств, проверка оружия, хранение и ношение служебного оружия, гражданского оружия самообороны и специальных средств (наручники, дубинки, баллоны), применение физической силы, специальных средств, служебного оружия. Все это хорошо и правильно.

Но вот социальной защите должностных лиц посвящена всего одна статья, и та состоит из нескольких строк о том, что такая защита осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. А законодательства нет…

Вроде бы есть Федеральный закон от 20.04.1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Закон действует в целях обеспечения государственной защиты должностных лиц контролирующих органов, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями и устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких.

Государственные инспекторы в области охраны окружающей среды (так сейчас называются госохотинспекторы) как раз и являются такими должностными лицами контролирующих органов.

Читайте материал «Охота и ее место в современном мире«

Казалось бы, вот и нужное решение! И конкретные меры социальной защиты прописаны! Увы — данный закон распространяется только на ограниченный и исчерпывающий перечень должностных лиц: судей, прокуроров, следователей, полицейских, росгвардейцев. К таковым охотинспекторы не относятся.

Таким образом, ни порядка такого финансирования, ни самого финансирования на данный момент на федеральном уровне нет. А региональные бюджеты, кое как закрывающие «дыры» в социалке и бюджетной сфере, не могут в большинстве случаев позволить себе самостоятельно устанавливать такие гарантии и выплаты.

Например, в середине 2016 Минприроды Омской области справедливо полагало, что инспекторы по охране окружающей среды не реже полицейских рискуют своими жизнями и здоровьем. Потому разработали поправки в Кодекс Омской области о социальной защите отдельных категорий граждан.

Планировалось дополнить закон мерами социальной поддержки граждан, являющихся государственными инспекторами в области охраны окружающей среды. Однако эти поправки так и не были приняты. А действие социальных гарантий по закону о государственной гражданской службе Омской области ежегодно приостанавливается в силу дефицита бюджета…

Не решен этот вопрос на системном уровне и в законодательстве Курганской области.

По закону «О государственной гражданской службе Курганской области» гражданскому служащему предоставляются государственные социальные гарантии.

Так, декларировано обязательное государственное социальное (не путать с медицинским!) страхование на случай заболевания или утраты трудоспособности в период прохождения гражданской службы и страховые выплаты. Но только декларировано. Ни порядка, ни сумм страхования и выплат не установлено.

Читайте материал «Шуба-убийца погубила охотника«

По указу Губернатора Курганской области «Об утверждении Порядка и размера выплаты материальной помощи государственным гражданским служащим Курганской области» служащему единовременно выплачивается материальная помощь, но только при наличии экономии средств фонда оплаты труда органа государственной власти, где он работает.

Механизма гарантий или выплат служащему в случае потери трудоспособности или гибели в связи с исполнением должностных обязанностей этот указ также не содержит.

Таким образом, проблема страхового обеспечения и социальной защиты охотинспекторов в настоящее время ни в федеральном, ни в региональном законодательстве, не решена.

Практически все работники охотнадзора и другие знающие эту работу люди задаются вопросом: почему должно быть различие между полицейским или военным, пострадавшем при исполнении обязанностей, и охотинспектором?

Этих различий не должно быть! Потому что оба выполняют свой служебный и государственный долг. А охотинспекторы находится даже в более опасных условиях, чем например, полицейский: ведь охотники всегда вооружены.

И как будет реагировать охотник, которого необходимо задержать, обыскать, изъять оружие и добычу и доставить в полицию? Тем более в наше время, когда уровень законопослушности падает с каждым годом…

И как поступит инспектор, встретив в рейде, вдали от всякого жилья и полиции, вооруженных и заведомо незаконопослушных охотников, зная при этом, что может получить жесткий вооруженный отпор? И ещё зная при этом, что чаще всего в таких конфликтах, даже без стрельбы, виновным, как правило, оказывается инспектор.

Потому, что потом нарушители и их адвокаты, а вслед за ними начальство, прокуроры и следователи, задают инспектору, как ни странно, похожие вопросы: а зачем ты встал на пути машины (снегохода, квадроцикла)? зачем бросался под колеса? Зачем угрожал законопослушным гражданам оружием? Нет, не надо было таким самоотверженным образом защищать природу и животный мир!

А как её ещё можно защищать?! Государственный охотничий надзор по сути — такая же силовая структура, по степени опасности, риска и характеру работы ничуть не уступающая полиции или Росгвардии. Подтверждений тому в России немало. Пока ещё немало…

Пока работают в этой системе люди старой закалки, работающие за идею и по совести, потому что не могут иначе. Но у многих из них уже опускаются руки, они спрашивают себя: а зачем мне это надо? Стоят ли мое здоровье или жизнь нескольких потенциально сохраненных лосей или косуль?… Кто поддержит и обеспечит мою семью, если не дай Бог что-то со мной?..

И речь не только об официально не установленных страховании и выплатах за вред здоровью или гибель при исполнении. А встанут ли на мою защиту перед следователем или в суде мои начальники? А прокурор? К сожалению, все чаще, по опыту аналогичных дел, ответы на такие вопросы — отрицательные. Инспекторы все это знают и понимают.

Читайте материал «Чиновников охотдепартамента Оренбуржья уволили после стриптиза и пьянки«

Вот именно поэтому увеличение численности инспекторов, по моему мнению, хотя и укрепит моральный дух инспекторов — всё ж не один в поле (в районе) воин — но не изменит в корне имеющуюся ситуацию.

С 12 февраля вступили в силу новые размеры возмещения вреда, причиняемого незаконной добычей охотничьих ресурсов. Так, за незаконную добычу самца лося иск составит 240 тыс. руб., самки — 400 тыс. руб., косули 120 и 200 тыс. руб. соответственно. А самка лося в заказнике будет «стоить» браконьеру 560 тыс. руб. Планируется внесение поправок в статью 258 УК РФ, где максимальное наказание за незаконную охоту существенно увеличится.

Безусловно, это важный шаг в борьбе с браконьерами. Но ведь нужно обеспечить практическую реализацию этих мер и неотвратимость наказания, задержать браконьеров и доказать их вину.

Как вы думаете: люди, осознано, организованной группой по предварительному сговору идущие на преступление, за которое им помимо уголовной ответственности грозит ещё и полумиллионный иск, при встрече с инспектором послушно остановятся, сдадут оружие и без сопротивления поедут в отдел полиции?

Вопрос риторический. У меня за плечами 32 года службы в системе государственного охотничьего надзора. И поверьте, я не понаслышке знаю, чем, в большинстве своем, заканчиваются такие встречи… Некоторые из них описаны в книге:

http://www.priroda.kurganobl.ru/assets/files/Ohota/Nauch_Izdat/Book_ot_proshlogo_nasto.pdf

Именно поэтому сейчас может быть даже больше чем раньше так необходимо четкое законодательное определение декларированных законом «О животном мире» мер социальных гарантий и выплат охотинспекторам.

Конечно, при всех возможных мерах полностью исключить такие трагедии невозможно, в такой работе риск будет всегда. Но чтобы его минимизировать, нужно принимать конкретные меры по фактической реализации декларированных гарантий инспекторам.

Я обращаюсь к Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, Государственной Думе, Совету Федерации, Правительству РФ, ко всем тем, от кого непосредственно зависит изменение действующего законодательства, судьбы и жизнь людей да и в целом ситуация в охотничьем хозяйстве.

По Конституции животный мир в Российской Федерации охраняется как основа жизни и деятельности народов, а согласно закону «О животном мире» он является государственной собственностью. Конституция гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. Разумеется, должна быть гарантирована защита прав граждан, непосредственно отстаивающих государственные интересы.

Я уже не говорю о необходимости надлежащего материально-технического обеспечения и денежного содержания должностных лиц, которое тоже по закону должно в полном объеме поступать из федерального бюджета.

Все это нужно делать, если мы хотим реально изменить ситуацию. А если не хотим, или пока не можем по объективных экономическим соображениям – давайте честно скажем себе и обществу – пока в приоритете другие вещи.

Может быть так и надо. быть это правильно – там дети, больные, пенсионеры, инвалиды. Но ведь охотинспектора тоже люди. Граждане России. Которые ценой своего здоровья а иногда и ценой собственной жизни становятся на пути вооружённых людей.

Что-то не то происходит с нашим обществом. Люди ,из-за куска мяса, готовы лишить жизни другого человека. А государство не может выделить средства на погребение. За людей обидно, за таких, как Александр Минин…

Петр Федотов 16 февраля 2018 в 15:20

www.ohotniki.ru

Для выбора

Краснокнижные бараны могут быть проданы за тридцат...
views 1
Влиятельному человеку с большими деньгами можно все. Даже незаконное. Такое мнение бытует в нашем обществе. Хотя оно неправильное. Далеко не все дозво...
Роспотребнадзор запретил собирать грибы в пакеты и...
views 2
Роспотребнадзор разъяснил, какая тара не подходит для сбора грибов. Отказаться прежде всего стоит от пакетов. фото: Семина Михаила Кроме того, чиновн...
Как избежать неприятностей с грибами...
views 0
В ближайшее время многие откроют грибной сезон. В лесах региона уже появляются первые подберезовики, подосиновики, лисички, опята, белые грибы. Для лю...
Основы успешной охоты на уток с подхода...
views 5
С летне-осенним охотничьим сезоном, который открывается на пернатую дичь в нашей зоне обычно в середине августа, начинается первый, наиболее любимый м...
Назначен новый директор Департамента государственн...
views 1
Как стало известно редакции, возглавит Департамент государственной политики и регулирования в области лесных ресурсов и охотничьего хозяйства Минприро...
Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы...
views 1
«Уважаемая редакция! Я не охотник и не рыбак, но я заядлый грибник. Хожу за грибами в подмосковный лес с появления весной сморчков и строчков и до сам...
В «МК» обсудили проблемы охоты на мигрирующих водо...
views 7
По инициативе охотничьей общественности 22 июня в редакции газеты «Московский комсомолец» прошел круглый стол на тему «Охота на водоплавающих птиц во ...