Дрессировка и нахаживание охотничьих лаек

1. Основы дрессировки собак
За последнее десятилетие появился ряд книг о дрессировке собак для служебных целей. Эти руководства в основу дрессировки собак ставят учение о высшей нервной деятельности животных. Учение это устанавливает, что поведение собаки, как и других высших животных, базируется на сложных безусловных рефлексах. Современная дрессировка собаки в основном и является воспитанием ряда простых условных рефлексов на базе врождённых инстинктов (безусловных рефлексов).

Остановимся кратко на сущности учения о безусловных и условных рефлексах.

Дрессировка и нахаживание охотничьих лаекЧасто можно наблюдать следующую картину. Собака лежит и дремлет на солнцепёке, к ней на ухо садится назойливая муха, собака «стрижёт» ухом, муха улетает. Укус мухи — это раздражитель, подёргивание ухом есть отражение — рефлекс этого раздражения. Если ту же собаку в том же состоянии покоя слегка уколоть в подушку лапы, она отдёрнет её. Тут происходит то же явление: укол — это раздражитель, одергивание ноги — реакция организма собаки на это раздражение, рефлекс.

Организм беспрерывно даёт ответы на все получаемые раздражения, как бы «отражая» их. Этот процесс и называется рефлексом, что по-русски значит — отражение.

Такого рода рефлексы совершаются при участии нервной системы, но без участия сознания, без участия нервных головного мозга. Установлено, что «головной мозг работает в процессах сознательных движений, в планомерном порядке, стремясь к их общей целесообразности», что касается спинного мозга, то он «на все чувствительные раздражения, получаемые от внешнего мира, даёт также целесообразный ответ, но бессознательно и более быстро».

Животное рождается с готовой нервной системой, дающей постоянно одинаковый ответ на соответствующее раздражение. Но сам по себе рефлекс не появляется, для его возникновения нужен раздражитель (возбудитель), вызывающий это ответное действие организма. В зависимости от условий этими раздражителями могут быть: хлеб, след белки, идущая верхом куница и т. д. Для образования такого рефлекса совершенно не нужна работа «сознания» (коры полушарий головного мозга), и он происходит при работе низших отделов центральной нервной системы.

Рефлекс, получающийся при непосредственном участии самого раздражителя, называется безусловным рефлексом. Если собаке дать кусок мяса, то во время жевания у неё выделяется слюна — безусловный рефлекс. «Знаменитым советским физиологом И. П. Павловым было установлено, что выделение слюны у собаки можно вызвать не только при даче пищи, а при одном виде куска мяса, который ей показывали.

Получилось два вида рефлексов: один из них вызывался непосредственно раздражителем (выделение слюны в процессе жевания мяса), а другой вызывался как бы путём «знания» — при одном виде знакомого куска мяса. Первый вид рефлекса был врождённым, а второй — благоприобретённым, «выученным».

Производя далее опыты, учёные установили следующее явление. Если собаке, давая пищу, постоянно связывать этот момент со звонком, то после некоторого количества таких одновременных явлений только при одном звонке, без дачи пищи, у собаки, выделяется слюна, т. е. рефлекс получается не непосредственно от раздражителя (пищи), а от его условного заместителя (звонка). Таким образом, для получения рефлекса второго типа нужно, чтобы новый раздражитель (звонок), прежде безразличный для собаки и не вызывавший слюнотечения, был произведён одновременно и несколько раз со старым раздражителем (мясом), непосредственно вызывающим известный безусловный рефлекс.

Такой новый вид рефлекса называется условным рефлексом, так как возникновение его находится в зависимости от наличия некоторых обязательных условий (например вид пищи).

Получение такого рода рефлекса может быть обусловлено не только звонком, а любым условным обозначением: так, можно связать дачу пищи со звуком свистка, с дачей определённой команды и т. д.

Известно, что для воспитания позывистости стаи гончих доезжачий или выжлятник должен был при каждой кормёжке играть в рог (вызов гончих). Таким путём вырабатывается условный рефлекс позывистости,, на определённую мелодию охотничьего рога, где безусловным рефлексом было питание,.

Охота на белку с лайкой. Каждый из охотников-лаечников знает и такой случай выработки условных рефлексов у лаек, работающих по белке. Обычно после облаивания охотник высматривает белку и, не находя её, начинает выстукивание по стволу топором или вырубленной слегой — «колотом». Белка, не выдерживая встряхивания дерева, перемещается и обнаруживает себя. Бывалые лайки, не обладающие высоким чутьём, «привыкают» к тому, что если стучат по дереву, следовательно, там должна быть белка, и начинают облаивание. Первоначально у этой лайки облаивание следовало после того, как она «чутьём», органами обоняния, слуха или зрения обнаруживала белку (запах белки — раздражитель, облаивание — безусловный рефлекс). Далее следовало обстукивание хозяином того дерева, которое облаивала собака. После многократных повторений этого лайка «заучила», связала стук с облаиванием. Получилась условная связь обстукивания с облаиванием — условный рефлекс. Непосредственное причуивание (через обоняние, слух и) зрение) получило своего заменителя — обстукивание.

Некоторые бывалые лайки-птичницы (часто и белочницы) начинают облаивать небольшую берёзку, на которой птицы нет, но она только что была на ней и кормилась почками, оставив горячий запах (след). Условный рефлекс облаивания на запах птицы настолько выработался у этой лайки, что она начинает облаивать и тогда, когда даже видит, что птицы нет. Эти явления, к сожалению, на испытаниях лаек учитываются далеко не всеми судьями, и такие лайки огульно причисляются к пустобрёхам.

Органом образования условных рефлексов является кора больших полушарий головного мозга, только в ней устанавливаются искусственные связи и заболевание её несёт потерю памяти.

Если животное путём операции лишить больших полушарий головного мозга, им будут полностью утрачены все без исключения условные рефлексы. Всё, что было приобретено, всё уничтожается, остаётся лишь то, что было врождённо.

Врожденные безусловные рефлексы по своему характеру делятся на три основных типа: 1) рефлексы питания: хватательный рефлекс, сосательный рефлекс, слюноотделение; 2) рефлексы самосохранения, защитные (мигание глаз и т. п.); 3) рефлексы размножения (половые рефлексы).

Инстинкты, т. е. комплексы безусловных рефлексов, также по своему характеру делятся на указанные группы. Кроме того, имеется ещё ориентировочный рефлекс, при помощи которого собака знакомится со всем для неё; новым.

На «основе простых безусловных рефлексов и более сложных рефлексов «инстинктов» искусственно воспитываются условные рефлексы.

Условные рефлексы, при которых условное обозначение связывалось с непосредственным возбудителем, называются условными рефлексами первого порядка; так, например, у собаки, которая выделяет слюну при виде мяса, воспитан рефлекс первого порядка, ибо для образования его послужила связь зрительного возбуждения (вид мяса) с вкусовым (мясо во рту), причём последнее было непосредственным возбудителем, т. е. вызывающим безусловный рефлекс.

Если в дальнейшем опыте с собакой вид мяса, вызывающий условный рефлекс без непосредственного возбудителя (мясо во рту), связывать со звонком, после ряда повторений получится новый условный рефлекс на звонок, но не в такой, силе, как в первый раз. Это новое образование называется условным рефлексом второго порядка.

Таким образом, один условный рефлекс воспитался от связи с другим условным рефлексом. Так же получается образование условных рефлексов третьего порядка и т. д.

Пределом воспитания сложных условных рефлексов у собаки считают условный рефлекс третьего порядка, и то лишь в лабораторной обстановке. Практически у собак рефлексы дальше второго порядка не образуются. Опытами установлено, что последующие условные рефлексы воспитываются легче, чем предыдущие; что приспособляемость к жизненным условиям заключается во взаимоотношении рефлексов, во внутреннем торможении одного рефлекса другим и в диференцировке — уточнении — действующего раздражителя.

Вначале условные рефлексы вырабатываются на грубо различные между собой раздражители, затем при жизненном опыте или обучении они постепенно уточняются и благодаря тормозным процессам шлифуются на более точные раздражители. Эти процессы называются диференцировкой. Например, в начале нахаживания щенка или молодой лайки она облаивает птичек, а впоследствии лайка перестаёт обращать внимание на них, рефлексы тормозятся другими более точными рефлексами — дифференцируются.

Лайка-соболятница, идущая по следу соболя, не обращает внимания на пересекающий горячий след белки, а продолжает преследование соболя, тогда как, не взяв ещё следа соболя, она не прочь облаять и белку.

Безусловный рефлекс может быть заторможен не иначе как действием другого безусловного рефлекса. Это положение относится также и к работе сложных безусловных рефлексов. Например, пищевой рефлекс, как важнейший из безусловных рефлексов, может затормозить защитительный. Известны случаи, когда голодная собака ворует из кипящего котла горячий кусок мяса.

Угасание условных рефлексов у собаки происходит в тех случаях, когда систематически даётся только одно условное обозначение (команда), без подкрепления его одновременным действием раздражителя, вызывающего безусловный рефлекс (непосредственного возбудителя). В целях сохранения воспитанного у собаки исполнения приёмов необходимо время от времени повторять одновременное воздействие на неё обоих раздражителей — условного и безусловного. Угасание условных рефлексов у собаки обычно называют забывчивостью.

Охотники прекрасно знают, что если с лайкой мало ходят в лес, она начинает плохо работать. Часто в начале промысла после летнего перерыва собака работает плохо, пока не «разойдётся».

Главное в дрессировке заключается в закреплении связи определённого действия собаки с соответствующей командой. Дрессировщик, обдумав приём, должен заставить собаку произвести желаемое для него действие, а затем увязать его с дачей команды, причём дача команды и самое действие должны происходить почти одновременно (команда несколько раньше действия).

При дрессировке нужно использовать инстинкты ее возбуждая их, и на этом строить приёмы обучения. В отдельных случаях необходимо прибегать и к принудительным действиям.

Большое значение при дрессировке имеет интонация голоса, т. е. выражение, с каким дрессировщик произносит те или другие команды. Во время дрессировки применяются три основных оттенка голоса: для выражения ласки, приказания, угрозы.

Чтобы приучить щенка к интонациям голоса с выражением ласки, необходимо увязывать эту ласку с приятным ощущением собакой вкусового поощрения. Это достигается дачей какого-либо лакомого кусочка (условный рефлекс). Наоборот, угрожающая интонация должна быть связана с неприятными ощущениями, например рывком поводка.

Когда собака освоится с этими, основными оттенками голоса, их следует несколько изменять в тоне, например: собака не выполняет какого-либо приказания, дрессировщик подаёт ей команду с оттенком угрозы. Если собака всё же не выполняет приказания, следующее повторное приказание должно уже звучать резче и внушительнее, тон повышается. После исполнения приказания следуют ласковые поощрительные выражения и дача вкусового поощрения.

Охотники знакомы с действием соответствующих выражений голоса и применяют их обычно бессознательно. В порыве гнева за невыполнение того или другого приказания или неправильного поступка собаки они непроизвольно повышают тон. Обычно охотники приписывают действие не тону, а произносимому ругательному слову. Они даже утверждают, что собака понимает, когда её ругают хвост подожмёт, плетётся сзади и, пока её не ободрят, в поиск не пойдёт. Вполне понятно, что дело тут не в слове, а в том каким оно произносилось. Можно произнести самое безобидное, созвучное с ругательным слово и с той же интонацией, и действие безобидного слова будет таким же: собака подожмёт хвост.

Таким же важным элементом дрессировки как интонация голоса является команда, т.е. те слова, которые произносятся дрессировщиком при желании получить выполнение собакой того или другого действия.

Команды должны быть: кратки, сухи, резки, неизменяемы. Слова команды не должны меняться, а раз принятое словесное обозначение какого-либо действия должно оставаться на всё время. Кроме звуковых команд большое значение имеют и команды жестами. Они также должны быть однообразны и всегда соответствовать одной и той же определённой команде.

Дрессировщик или нахаживающий лайку при надобности должен уметь всем своим поведением (порывистым движением, изменением положения) заставить быстрее выполнить то или приказание. Охотники давно применяют этот метод. Для чтобы быстрее наставить собаку на след, они, указывая на него, возбуждённо командуют: «тут-тут, ищи-ищи», и бегут по следу» пока собака не подхватит следа и сама не пойдёт по нему.

Во время дрессировки при даче условных команд, за которыми должно идти выполнение того или иного приёма, основанного на использовании безусловного рефлекса, собака наряду с этой командой получает От окружающего её внешнего мира отвлекающие возбуждения.

Иногда эти отвлекающие возбуждения бывают сильнее, чем возбуждения, даваемые дрессировщиком, и собака не выполняет команд и приказаний дрессировщика, так как внешние возбуждения затормаживают выполнение даваемых дрессировщиком команд.

Поэтому дрессировщику, в особенности в начале дрессировки, нужно строить её так, чтобы таких отвлечений было возможно меньше. Но когда приём закреплён, можно переходить в обстановку, где будут и отвлечения внешнего мира (шум, другие животные, собаки).

Бывают и такие отвлечения, которые влияют на организм собаки, т. е. отвлечения, непосредственно действующие на физиологию собаки, например: голод, сильная жара, холод, половой инстинкт.

Многие охотники-промысловики утверждают, что голодная собака лучше работает. Это утверждение неверно. Беспородная дворняжка, «вылайка», охотящаяся для себя, возможно будет вначале живее рыскать, но как только утолит голод, отказывается от работы, плетётся сзади охотника или бежит домой, если промысел недалека от деревни. Побуждением к работе породной лайки будет не голод, а её сильно развитой охотничий инстинкт. Некоторые лайки даже отказываются от лакомого кусочка во время охоты и тут же после приёма от них белок отправляются в дальнейший поиск, не ожидая какого-либо поощрения.

Во время отвлечений чаще других проявляются два инстинкта — ориентировочный (любопытство, любознательность), вызывающий у некоторых собак невнимательность, и оборонительный, вызывающий страх.

Во время невнимательности на собаку нужно действовать соответствующей угрожающей интонацией, чтобы подействовать на оборонительный инстинкт и этим затормозить проявление ориентировочного инстинкта.

Страх нужно подавить ласковыми интонациями, успокоить собаку игрой. Затем через некоторое время ввести какой-либо другой возбудитель, действующий на другой инстинкт, и потом уже продолжать занятия.

У охотников, натаскивающих легавых собак, приучение собаки к выстрелу составляет отдельный приём. Иногда, чтобы сразу не запугать легаша и не вызвать у него боязни выстрела, специальные руководства по натаске легавых собак рекомендуют сначала производить лёгкие выстрелы из мелкокалиберного гладкоствольного пистолета, затем, когда собака привыкнет к слабому звуку выстрела, усиливать его, доводя до нормального ружейного выстрела. Многие охотники-лаечники не приучают лаек к выстрелу, так как, по их мнению, лайки выстрела не боятся. Это объясняется тем, что выстрел охотником обычно производится из-под лайки тогда, когда она нашла зверя, облаивает его. В этот момент у лайки проявляется сильнейший сложный охотничий инстинкт, проявление которого не может заглушить даже и страх.

В практике натаски легавых собак также рекомендуется на охоте с молодой собакой стрелять Только из-под стойки.

В дрессировке большое значение имеет и элемент принуждения. Большинство приёмов дрессировки строится на возбуждении врождённых инстинктов собаки, связанном с соответствующей командой. Но некоторые приёмы нельзя построить по этой схеме, так как часто они даже идут вразрез с врождённым инстинктом. В этих случаях должно применяться уже принуждение.

Путём воспитания условного рефлекса, связывающего определённое действие принуждения с командой, добиваются того, что собака «заучивает» приём. Но когда собака знает приём и не выполняет его, тогда также должно следовать принуждение.

Принуждение осуществляется путём применения угрожающих интонаций, натягивания поводка, строгого ошейника (парфорса) и как крайности — плётки.

Применяя плётку, нужно всегда помнить, что она служит не для битья, а как сильно действующий фактор принуждения. Сначала должно идти приказание угрожающим тоном. Если собака не выполняет этого приказания, оно повторяется и тут же следует удар плётки. У собаки вырабатывается условный рефлекс, где действие плётки связывается с угрожающей интонацией. Выполнив после принуждения желаемый приём, собака получает поощрение в виде ласковой интонации и дачи лакомства.

Злоупотреблять принудительными действиями не следует, они угнетают нервную систему собаки и развивают трусость.

М.Г. Дмитриева-Сулима и А.А. Ширинский-Шихматов утверждали, что зырянские лайки не поддаются дрессировке, что они дики и упрямы. По всей вероятности, методы дрессировки времени были не менее дики, чем и сами зырянские лайки, если можно было это утверждать. Современные лайки коми, как и лайки других пород, прекрасно дрессируются. Примеры исключительного послушания можно было наблюдать на подавляющем большинстве лаек коми, проходивших через Московскую испытательную станцию.

Среди них были некоторые лайки, дрессировкой ничем не отличавшиеся от дрессировки легавых собак. Обладателями этих лаек были охотники-лаечники, которые серьёзно занимались своими собаками и особенно воспитанием щенят.

2. Домашняя дрессировка щенка лайки до выхода в лес
Прежде чем заняться дрессировкой щенка, полезно ознакомиться с соответствующей литературой.

Следует помнить, что учить лайку каким-либо фокусам и трюкам, не применимым практически на охоте, не следует. Уже месяцев с трех, присматриваясь к щенку, нужно подмечать и поощрять в нём только те наклонности, которые могут пригодиться в обстановке охоты, связаны с охотой, с удобствами охотника при переездах, на привале, ночёвке и в общежитии.

Уже с самого начала общения со щенком его приучают к интонациям голоса с выражением ласки и угрозы. Однако ни в коем случае нельзя запугивать щенка, чтобы не сделать из него труса, поджимающего хвост или ложащегося на спину ногами кверху. Не следует разрешать кому-либо пугать или наказывать щенка, — он должен знать только одного хозяина.

Даже н игре со щенком нужно приучать его к полезным действиям и строить их так, чтобы щенок выходил победителем, получал удовлетворение. Это развивает в нём активность, смелость.

Чтобы развить в щенке чутьё и умение пользоваться им, играя ним, прячут кость или кусок мяса сначала так, чтобы щенку было легко их найти, и, приговаривая «ищи», заставляют находить.

Играя со щенком, нужно приучать его к кличке. Это не потребует большого труда. Кличку нужно выбирать звучную и лёгкую для произношения. Необязательно, чтобы кличка строго отвечала официальной кличке в родословной, обычно многие называют своих собак уменьшительными именами, не соответствующими официальной кличке.

Некрасиво, а иногда и смешно, когда лайку называют именами, не присущими этой породе. Веками выработались у охотников клички собак для определённой породы, и по одной кличке, не видя собаки, безошибочно можно отнести её к той или иной породе. Охотники-промысловики часто называют лаек по окрасу самой собаки или зверя, на которого они более всего охотились, прибавляя окончание «ко»: Серко, Соболько и т. п.

Лайка по существу собака, которой пользуются промысловики, полупромысловики, крестьяне и рабочие, и у них названия собак лаек простые, народные. Поэтому не вяжется, когда лайку называют каким-либо вычурным именем, вроде Эсмеральда, Сильва и пр. Когда кличка подобрана, начинают приучать к ней щенка. С ласковой интонацией в голосе называют его по кличке, когда дают ему еду, лакомство. Подзывают к себе, показывая в руке лакомство, говоря: «Серко, ко мне» или «Серко, сюда», щенок подбегает и получает кусочек мяса. Его ласкают и при этом повторяют кличку.

Если щенок содержится за загородкой, перед тем как идти с ним гулять, подходя к клетке и открывая её, его зовут по кличке.

Случается, что на прогулке щенок теряет хозяина и начинает разыскивать его. Тогда его нужно поощрительно окликнуть и подозвать «Серко, Серко, ко мне». Целесообразно и искусственно создавать такие положения, чтобы заигравшийся щенок терял хозяина. Можно при этом спрятаться и, когда щенок, спохватившись, начнёт разыскивать хозяина, подать голос и подозвать к себе, называя по кличке.

Во время непродолжительных ещё к тому времени прогулок начинают постепенно разрабатывать поиск лайки, меняя направление своего хода, к которому всегда приноравливается щенок. После этого приучают щенка самостоятельно менять направление поиска по свистку и жесту. Во время этих прогулок щенку предоставляют возможно больше свободы, всячески развивая и поощряя его любознательность.

Желательно применять свисток, отличный по тону от других свистков, и подавать его определённым образом (например последовательно два-три коротких свистка и один протяжный), всякий раз соответственно тому или иному приказанию, команде. Свисток целесообразно применять и во время дачи корма.

Затем щенка приучают к ошейнику. Для этого достаточно самому сшить лёгонький мягкий ошейник (можно из материи) с колечком для продевания поводка.

Надев щенку такой ошейник, нужно играть с ним и отвлекать его от непривычного предмета на шее. Ошейник сначала беспокоит щенка, и он пытается всеми способами от него освободиться. Через некоторое время щенок привыкает к ошейнику и спокойно в нём ходит. На ночь ошейник необходимо снимать, чтобы он не мешал свободному дыханию щенка. Вообще ошейник должен затягиваться не туго, а когда щенок бегает на свободе, резвится, его нужно снимать.

Далее следует приучать щенка к поводку. К ошейнику пристёгивают лёгкий поводок стараются идти за щенком, куда он сам тянет, чуть придерживая его. Щенок, почувствовав себя на привязи, лишённым обычной свободы, рвётся, пытаясь убежать, ложится на спину, желая освободиться от ненавистного. Время от времени, когда щенок бежит, приходится и ведущему бежать за ним, всё время слегка сдерживая его на поводке. Когда щенок чрезмерно рвётся, необходимо даже бросать поводок.

Достаточно провести несколько таких уроков, и щенок привыкает к поводку. Дальнейшая шлифовка будет заключаться в учении щенка спокойно ходить на поводке, а затем, уже ходи у левой ноги охотника.

Нужно принять за правило не злоупотреблять терпением щепка, не надоедать ему продолжительными занятиями и повторениями одного урока много раз подряд. Необходимо уроки совмещать с игрой и дачей вкусовых, любимых щенком кусочков в награду за выполнение приказания. Такой метод занятий не будет тяготить щенка, и он будет охотно выполнять приказания.

Также полезно выучить щенка по команде сидеть и лежать. Чтобы научить щенка сидеть, его берут за ошейник левой рукой и подёргивают назад, а правой слегка нажимают на зад, приговаривая «сидеть». Щенок садится от этого усилия. После нескольких повторений этого приёма в течение трёх-четырёх дней щенок и сам по команде «сидеть» начнёт садиться. Можно применять и следующий приём. Берут в пальцы лакомый кусочек, держат его над собакой и, приговаривая «сидеть», наступают на собаку. Собака пятится и, наконец, садится.

Когда щенок научится сидеть и этот урок закреплён, можно добиться того, чтобы щенок не вставал до тех пор, пока не получит приказания «сюда» или «ко мне». Это достигается тем, что дрессирующий временно отходит от собаки, заставляя её сидеть.

Спустя некоторое время — начинают приучать собаку по команде лежать. Для этого, усадив собаку, берут её быстро одной рукой за передние ноги и, говоря «лежать», тянут ноги вперёд. Собака вытягивается и ложится передними ногами вперёд. После повторения этого приёма несколько раз щенок привыкает ложиться по команде. Шлифуют этот приём так же, как и «сидеть», временным отходом от собаки, оставляя её лежать до тех пор, пока не позовут «сюда» или «ко мне».

Отказ от корма. Многие из лаек склонны охотиться для себя. Если не обращать самого серьёзного внимания при выращивании щенка на этот инстинкт, то можно вырастить собаку, таскающую после выстрела дичь и даже пожирающую её.

Лайки, если даже они и не имеют этого порока, иногда треплют и рвут дичь, нанося большой ущерб народному хозяйству порчей пушной шкурки. Тогда и птицу охотник получает с кровоподтёками, помятую, ощипанную. Отучить взрослую лайку от этого порока почти невозможно. Щенка же легко научить ничего не брать по команде «нельзя».

Чтобы приучить щенка не брать корма или кости без команды «бери» и отдавать его по команде «нельзя», нужно с ним начинать заниматься с того времени, когда ему исполнится 3-4 месяца. При каждой даче корма нужно заставить его не трогать еды по команде «нельзя» и позволить ему есть по команде «бери». Приучают к этому следующим образом. Надевают ошейник и поводок и подводят щенка к кормушке с едой, заранее поставленной так, чтобы щенок не видел её. На некотором расстоянии от кормушки, когда щенок причуял и потянулся к ней, подают команду «нельзя» и придерживают щенка за поводок. Щенок не может дотянуться до еды и обычно ложится, вытянувшись к кормушке. Подержав его некоторое время в таком положении, всё время приговаривая «нельзя», «нельзя», командуют «бери» и отпускают щенка к корму, ослабив натянутый поводок.

Повторяя этот приём, по возможности, каждую кормёжку, через несколько дней пускают щенка к корму уже без поводка. При приближении к кормушке командуют «нельзя», и если щенок уже усвоил уроки с поводком, то он не трогает еды, ложась у кормушки, или стоит над ней, ожидая разрешения «бери».

Усвоение этого приёма проверяют следующим образом. Когда щенок начал есть, командуют ‘«нельзя», и щенок обязан бросить еду и отойти от кормушки. Дальнейшей шлифовкой будет приучение щенка отказываться от лакомых кусочков и костей. Также следует добиться от щенка, чтобы он беспрекословно отдавал корм, кость и другие лакомства, которые уже начал есть или грызть.

Воспитанный таким образом щенок и на охоте по команде «нельзя» не притронется к битой дичи; поощряемый командой «бери, бери», возьмёт подранка и, придушив его, тут же отдаст по команде «нельзя».

Скотинничество — порок, с которым так же, как и с утаскиванием дичи, необходимо настойчиво бороться с первых же дней воспитания и дрессировки щенка.

Почти все щенята лайки склонны гонять кур и другую домашнюю птицу, а также овец, коз и ягнят. При отсутствии борьбы с этим пороком путём надлежащего воспитания и дрессировки с возрастом лайки становятся непоправимыми скотинницами. Такие лайки не только гоняют, но, изловив, душат кур, уток, гусей, а рослые и сильные лайки, особенно зверовые, душат овец, коз, поросят.

С такой лайкой не охота, а мученье. Охотник всегда находится под страхом встречи со стадом во время охоты; под страхом того, что лайка может сорваться с привязи. Охотник всегда должен быть начеку, чтобы вовремя взять собаку на поводок. При малейшей оплошности со стороны хозяина такая собака наделает непоправимых бед, за которые не всегда можно расплатиться рублём.

Для приучения щенка к домашней птице необходимо с 1,5-2 месяцев кормить его, ставя кормушку рядом с птичьей. Птица , лезет к щенку в миску, щенок ворчит и отгоняет её, но часто и сам отходит от храбро наступающей курицы. Получив раз-другой отпор от птицы, щенок начинает заискивать перед ней и постепенно привыкает.

Можно рекомендовать также держать некоторое время щенка около птицы и домашних животных, причём охотник должен наблюдать за ним и подавлять все попытки враждебных действий по отношению к ним. Собака привыкает к домашним животным и птице. Часто лайки, научившиеся признавать и не трогать домашних животных своего хозяина, в то же время душат чужих домашних животных. Нужно стараться при всяком удобном случае показывать щенку домашнюю птицу и животных других хозяйств.

К порокам лаек относятся ещё активная злобность к человеку (выражающаяся в стремлении укусить), иногда воспитываемая в них владельцами, увлекающимися подражанием методам воспитания служебных собак; драчливость лаек с собаками, которую также некоторые владельцы склонны поддерживать натравливанием на чужих собак. И то, и другое приносит много хлопот и подчас непоправимого вреда, поэтому при дрессировке лаек нужно обращать внимание и на борьбу с драчливостью и злобностью лаек к человеку.

От драчливости необходимо отучать постепенно, не допуская драки щенят и молодых лаек.

Лайки не питают злобности к человеку и только воспитанием можно привить этот недостаток.

Самое существенное средство не допустить приведённых пороков — это доведённая до конца систематическая домашняя дрессировка. Если молодая лайка вполне находится в руках хозяина, то опасаться за неё не приходится. Одного оклика «назад» или ко мне», «сюда» будет достаточно, чтобы она тут же вернулась обратно. Её можно будет увести, взяв на паводок, или заставить идти без поводка, если она приучена по команде «рядом» идти у левой ноги охотника.

Aппoртирование (подача) — необходимое качество собаки, его нужно привить каждому щенку, оно очень пригодится при нахаживании лайки по утке. Неаппортирующая собака не может быть утиной собакой. Аппортирование принесёт большую пользу и при охоте за птицей и зверем (норка).

Играя, со щенком, приучают его к аппортировке, т. е. к подаче брошенного предмета. Вначале для этого шьют из тряпок или кожи игрушку или приспосабливают лёгкую чурочку, с которой щенок играет один.

Щенок охотно бежит за предметом, который бросают от него по земле или низко над землёй, в силу инстинкта преследования. Догнав и схватив брошенный предмет, щенок возвращается с ним обратно, обычно в ту сторону, откуда началось движение .предмета, т. е. к бросающему. Это нужно учесть и использовать. Иногда щенок останавливается около бросившего, а чаще пробегает дальше и начинает играть в стороне брошенным предметом. Следовательно, нужно так подстанавливаться к возвращающемуся с поноской щенку, чтобы он обязательно подбегал к ногам охотника.

Необходимо добиться, чтобы щенок останавливался около бросающего поноску. Когда он поровняется с ногами дрессирующего, его нужно остановить, осторожно взять у него поноску, обласкать и дать вкусовое поощрение (кусочек). В результате такого приёма щенок охотно подбегает к хозяину и сам кладёт поноску у его ног, ожидая поощрения (ласка, кусочек).

Повторять этот урок нужно каждый день, однако не злоупотреблять им,, как и вообще всяким другим уроком.

Команду при броске предмета можно подавать «аппорт», «подай». Когда этот урок закреплён, можно начать его разнообразить. Бросают поноску в траву или в воду, усложняя этим розыск. В последнем случае нужно вначале бросать поноску у берега, на мелком открытом месте, где щенку не нужно будет плавать. Когда и это усвоено, можно бросать поноску и на глубокое место, а затем в водяную растительность. Нельзя только злоупотреблять долгим плаванием щенка. При плавании требуется большое физическое напряжение, и поэтому трёх-четырёх бросков во время урока достаточно. Когда щенок физически окрепнет и подрастёт, число бросков можно увеличить.

Учитывая, что аппортирование необходимо главным образом для утиных охот, молодую лайку приучают к аппортированию в таких условиях, которые могут встретиться на этих охотах, т. е. в подходящих для этих охот угодьях, где имеются осока, кувшинка, прибрежные кусты. В этих случаях бросают предмет через кусты с командой «ищи», «аппорт».

Обучая щенка, необходимо время от времени менять место занятий, чтобы щенок не привыкал к нему.

Лайка поддаётся любой дрессировке, и каждому охотнику легко её выдрессировать.

3. Первые шаги молодой лайки в лесу
Когда молодая лайка прошла всю несложную но, безусловно, необходимую домашнюю дрессировку: знает свою кличку, свисток, идёт на подзыв, идёт спокойно на поводке у левой ноги, а ещё лучше и без поводка; знает отказ от корма по команде «нельзя», знает команду «ко мне», «вперёд», «назад» и, кроме того, хорошо аппортирует, — её пора приучать к лесу. До этого щенок во время прогулок уже немного познакомился с лесом и некоторыми его обитателями, но такого леса, в котором с ним будут охотиться, ему ещё не показывали.

Возраст, с которого начинают нахаживать щенят и молодых лаек, в разных местах устанавливается по-разному. Московские любители охотники-лаечники для нахаживания берут в лес щенят месяцев с 6, а то и раньше. У неопытных собаководов часто это приводит к тому, что щенку дают непосильную для его возраста и развития нагрузку и портят собаку (срывают ноги и пр.). В одних промысловых районах берут на промысел годовалых щенят, в других — с 2 лет и т. д.

Лаек следует начинать нахаживать с 8 месяцев, можно и раньше, но не перегружать их непосильной работой. Брать на промысел нужно собаку уже вполне сформировавшуюся, в возрасте не менее года.

В конце июля — начале августа щенку около года, если он прошлогоднего помёта, и не более 5-6 месяцев, если он весеннего помёта этого года. Раньше 6-7 месяцев брать щенка в лес, где он может встретить зверя и птицу, на которых в дальнейшем придётся охотиться, не следует, да и бесполезно. Нужно, чтобы к этому времени щенок был достаточно смел, силен, а главное отличался послушанием.

Не будет никакого вреда, если и до года не брать щенка, в настоящий лес.

Когда наступает пора начать более отдалённые прогулки, щенок далеко от хозяина ещё не отходит, не проявляет самостоятельности. Вот Эту самостоятельность в молодой лайке и предстоит развить прежде всего. Достигается это частыми прогулками, во время которых подзывать щенка к себе нужно только в крайней необходимости, когда его долго не видно и он где-то бегает без надзора или когда нужно обратить внимание щенка на что-либо.

В это время года щенок часто натыкается на выводки дроздов, поднимает их, а дроздиха, летая над собакой, стрекочет. Это интересует щенка, ему хочется поймать птичку. Когда дроздиха на нижней ветке, дразня собаку стрекотом, щенок вертится подле, хочет достать птичку и с досады начинает на неё. Это первое облаивание в лесу. Выяснив причину облаивания, не надо торопиться подходить близко, нужно дать щенку «вдоволь налаяться». Это развивает вязкость собаки. Через некоторое время необходимо подойти, поощрительно похвалить питомца и дать ему лакомство.

Другой возможный случай облаивания — встреча с белкой. Щенок натыкается на жирующую на «полу» (земле) белку.

Сначала от неожиданной встречи с незнакомым зверем он останавливается, иногда даже струсит и подожмёт хвост, но видя, что страшный зверь убегает от него, смело бросается за ним и преследует. Красная белка взбирается по стволу и, задорно «цокая», усаживается на нижних ветках. Собака вертится под деревом, обнюхивает ствол, повизгивает и, подзадориваемая цоканьем и видом белки, начинает лаять. На всякий лай нужно осторожно и тихо подходить, скрадывать. .

Часты встречи молодой лайки с бурундуком и другими зверьками и птицами тайги.

Щенок в лесу обращает внимание на все шорохи, звуки, на всё, что движется. Охотнику необходимо самому следить за тем, что отмечает щенок, поощрять его и, по возможности, подольше останавливать его внимание на этих явлениях.

Порядок воспитания щенят и (молодых лаек, приёмы и последовательность домашней дрессировки и первого ознакомления с лесом одинаковы как у любителей охотников-лаечников, так и у охотников-промысловиков, но дальнейший порядок нахаживания по зверю и птице может быть различным.

Любители-охотники большей частью стремятся из лайки сделать универсальную охотничью собаку, с которой они могли бы охотиться по большинству зверей и птиц, в любой сезон охоты, когда разрешается применение собаки.

Охотники-промысловики больше склонны к специализации лаек по тому зверю, на которого они больше всего охотятся, в силу экономических соображений (большее распространение, ценность, лёгкость добычи и т. д.).

4. Нахаживание и первые охоты с молодой лайкой по утке
Для нахаживания щенка лайки по утке выбирается угодье, где ещё раньше без собаки нужно проверить наличие выводков и установить места, где они держатся.

К этому времени щенок должен пройти домашнюю дрессировку, отличаться послушанием. Он приучен к воде, любит воду, любит плавать, с увлечением шныряет в траве. Знает аппортирование: подаёт поноску из воды, находит её в траве и подаёт. Длительные прогулки, плавание развили и укрепили его — он достаточно вынослив.

Первая охота — нахаживание — молодой лайки примерно протекает так:

Конец июля. Вы с молодой лайкой в пойме реки, покрытой камышами. Нетерпеливо идёт у ноги ваш питомец, натягивая поводок. Каждый всплеск, шорох он отмечает остановкой или рывком поводка — тянется на звук, насторожив уши.

Вы приходите к месту, где накануне был найден выводок кряковых. Молодняк ещё нелётный — «хлопунцы».

Щенок уже причуял наброды и натянул поводок, выдвинувшись вперёд. Он тычет носом в траву, повиливает хвостом, усиленно втягивает воздух и как-то всхлипывает носом.

Пускать собаку тут или подвести поближе? Ещё несколько шагов вы осторожно подвигаетесь вперёд. Усаживаете лайку, рассеянно выполняющую команду, произнесённую шопотом. Снимаете ошейник и тихо говорите «вперёд», указывая направление рукой.

Стремительно рванулась лайка, но после двух-трёх скачков идёт в ровном поиске, то припадая к траве, скрываясь в ней, то высоко поднимая голову и как бы стараясь высмотреть что-то над травой, иногда даже поднимаясь на задних йогах.

Вот поиск замедлился, стал осторожнее. Возбуждённо повиливая хвостом, собака идёт ещё несколько шагов к протоке, приостанавливается на мгновение и снова стремительно бросается вперёд.

Чуть не из-под самого носа собаки с криком поднимается кряковая и, летая как подраненная, то припадая к траве, то чуть поднимаясь, стирается увлечь собаку от протоки.

После вылета старки лайка, взвизгнув, несётся за ней, стараясь поймать, и, чтобы лучше видеть утку, высоко подскакивает над травой.

Сделав полукруг, утка садится на протоку, но собака уже здесь, преследует её сначала по берегу, затем бросается в воду и, быстро подплывая, пытается схватить. Но утка как подстреленная бьёт крыльями по воде, уплывает и снова поднимается на крыло, отвлекая собаку. Это повторяется несколько раз. Вам знаком этот манёвр старки — это она уводит врага от выводка.

Теперь нужно подвести молодую лайку туда, где поднялась первый раз старка, там где-нибудь недалеко притаился весь выводок. Подзываете своего разгорячившегося питомца, успокаиваете его, поглаживая, даёте вкусовое поощрение. Собака рассеянно глотает любимые кусочки, страстно озираясь, как бы отыскивая глазами дичь.

Успокоив, берёте собаку на поводок и подводите к протоке, к тому месту, где остался выводок. Это укромное и постоянное местообитание выводка. На берегу примятая трава, помёт, пух. Тут утята отдыхают, тут приводят в порядок свой наряд.

Пускаете собаку. Собака, обнюхав место сидок, идёт берегом вверх по течению, где на повороте реки виднеется поспешно уплывающий выводок.

Посылаете собаку вперёд, но она уже увидела «хлопунцов» и бросилась к ним в воду. Утята веером рассыпались в стороны и тут же скрылись под водой. Собака плавает кругом, подняв голову, и в недоумении оглядывается по сторонам,

Вот шагах в пяти она заметила быстро уплывающего к зарослям утёнка, бросилась к нему, рассекая воду, как выдра, но опять была озадачена быстрым исчезновением добычи под водой.

В это же время, почти задевая собаку, пролетела старка. Беспомощно хлопая крыльями, она села на воду в десяти шагах от собаки и поплыла зигзагами.

Собака бросилась к ней… Старка отплывает, опять с криком поднимается на крыло, делает круг над собакой, выскочившей за ней на берег, и опять уводит её от выводка…

На первый раз такого урока для молодой лайки достаточно, и так было много физического и нервного напряжения. Вы успокаиваете своего питомца и уводите на поводке в сторону от протоки.

Так проходит нахаживание молодой лайки по утке. Несомненно, от этой схемы нахаживания всегда возможны отступления в зависимости от условий и обстановки.

Может случиться, что какой-нибудь больной или зазевавшийся утёнок попадёт в воде в зубы щенку. Обычно собака тут же направляется с ним к берегу. Охотник, подозвав лайку к себе, должен так подставляться на берегу, чтобы она обязательно вышла из воды к его ногам. Брать у лайки утёнка надо осторожно. Если собака медлит отдавать утёнка или собирается уйти в сторону, грозным окриком «нельзя» необходимо заставить её отдать птицу. Но в большинстве случаев лайки, выйдя на берег, тут же кладут утку. В этом случае нужно похвалить послушного ученика и обласкать его.

Обычно утёнок бывает жив и невредим. Осмотрев и убедившись, что на нём нет никаких повреждений, нужно выпустить его, утёнок оправится и присоединится к выводку. Но если возникнут сомнения, что утёнок выживет, то лучше уйти с ним в другие угодья, не столь крепкие, и на этом утёнке потренировать собаку в аппортировании. Для этой же цели можно использовать утёнка, выведенного от подсадных уток. Утёнку слегка связывают крылышки и ножки, чтобы несколько затруднить его движения в воде. Оставив собаку где-нибудь за прикрытием, уложив или привязав её, -следует самому незаметно выпустить утёнка на середину водоёма. Затем подводят собаку к берегу, приговаривая: «Ищи, ищи…». Собака увидит утёнка и бросится к нему, а последний, заметив приближение врага, начнёт уплывать в крепь. Слегка связанные ножки не позволят утёнку уйти, и вскоре собака его (настигает. Утёнок ныряет, а озадаченная собака, плавая на небольших кругах, будет следить за появлением утёнка. Это будет повторяться до тех пор, пока она, . изловчившись, не возьмёт добычи.

Необходимо снова добиться, чтобы собака вынесла утёнка к ногам охотника. Трепать, душить утёнка позволять нельзя. Породные лайки берут уток «мягким прикусом» (что так ценится у спаниелей, а у лайки является врождённым качеством) и выносят невредимыми.

Иногда щенок в азарте сам ныряет за скрывшимся под водой утёнком. Бояться этого не нужно. Это ценное качество, особенно полезное на охоте по норке, но, к сожалению, встречающееся довольно редко.

Лайки, над которыми мало работали или совсем не работали, битых уток или изловленных подранков не подают к ногам охотника, а выносят их на ближний берег или сухую кочку и там оставляют. Нужно настойчиво приучать щенка, чтобы он выносил утку к тому месту, где находится охотник.

Аппортирование утёнка можно повторить несколько раз, меняя место. Но как только замечается, что это занятие начинает надоедать собаке и она неохотно выполняет приказания, не надо принуждать её и лучше прекратить тренировку. Утёнка нужно сохранить и использовать его для тренировки в аппортировании в другой раз.

Таким образом подготовив молодую лайку, можно смело выходить с ней и на настоящую утиную охоту.

Утиная охота крайне трудоёмка и требует от собаки большой выносливости и силы, поэтому, если щенок ещё не совсем окреп, не развился, увлекаться этой охотой не нужно. После двух-трёх часов утренней охоты собаке нужно дать хорошо отдохнуть.

Во время первых охот охотнику необходимо неослабно следить за работой молодой лайки и не увлекаться самой охотой. Это продолжение нахаживания собаки и настоящая охота ещё впереди. Основная задача первых охот — выправлять все недостатки в работе щенка, чтобы получить впоследствии дельного помощника.

5. Нахаживание и первые охоты с молодой лайкой по глухарю
С открытием сезона летне-осенней охоты начинается настоящая охота с молодой лайкой. В это время выводки рябчиков, тетеревов и глухарей держатся в ягодниках. В этих местах и нужно искать их по утрам. Выводки ещё не пуганые, не разбитые, собака быстро находит их по набродам, поднимает, и они тут же рассаживаются по берёзкам. Всё это делается на глазах, у собаки, и она непременно начинает облаивать ближайшую птицу. Достаточно взять из-под лайки несколько штук птиц, повторять такую охоту в течение 5-6 дней, и лайка уже начинает понимать свое назначение и дальше только совершенствуется .в охоте.

Нахаживайте и первая охота с молодой лайкой проходят примерно так:

Конец июля… Вы с лайкой в лесу. Лайка старательно обыскивает лес, суёт свой нос под каждый кустик. Всё её интересует, всё ей нужно проверить.

Заслышав шорох ящерицы, она, как мышкующая лиса (с которой у неё много общего в повадках), прыгает в траву. Гоняет стрекочущую дроздиху и звонко облаивает её щенячьим голосом. Остановившись со всего хода как вкопанная, прислушивается к дальнему крику ронжи, стуку дятла или шелушению шишки белкой. Она забавно поворачивает голову, подставляя раковину настороженного уха по направлению шума, и снова стремительно бросается на звук. Подняв с земли жирующую красную белку, загоняет её на дереве. Белка, не торопясь укрыться, задорно цокает с дерева, а собака заливается злобным лаем. При вашем приближении она отбегает от дерева, требуя помощи точно так же, как и раньше просила у .вас подать ей высоко заложенную поноску или спрятанный лакомый кусочек.

Но это ещё не охота, а лишь первое знакомство с лесом и его обитателями. Это продолжение домашней дрессировки.

Но вот, наконец, вы начинаете настоящую серьёзную охоту.

Седьмое сентября. Через десять дней вашей лайке исполнится год. Это серая остроухая собака, похожая на молодого волчёнка, только с круто завёрнутым хвостом. Красиво носит она его, лихо закинув на спину на левую сторону.

На охоту вы выходите ещё затемно. Лайка весело бежит впереди, мышкуя на убранных полях. Она то забегает вперёд, то отстаёт, увлёкшись охотой. Встречных прохожих предупредительно обегает, явно не доверяя человеку. Это недоверие выражено у неё так ярко, что даже от вашего поглаживания собака инстинктивно наклоняет голову, как-то приседает, изгибается, недоверчиво косясь на поглаживающую руку. А ведь вы с ней добрые приятели, и она привязана к вам безмерно.

В намеченном месте охоты вы переходите ручеёк в глубоком овраге, взбираетесь по крутой тропе, и идёте по полянкам со старыми ягодниками, между редкими березами и рябинами, украшенными тяжёлыми красными гроздями. Месяц назад здесь была прекрасная охота по выводкам.

Лайка где-то обыскивала заросли, сейчас пересекает поляну. Вот она замедлила шаг, и по манере принюхивания и осторожному ходу видно, что она прихватила след с неведомым ей запахом. Нужно быть настороже — птица близко.

Вскоре собака прыжками несётся к краю полянки, откуда через мгновенье с тяжёлым лопотом крыльев поднимается пара глухарей и скрывается в чаще. На секунду собака замирает, затем молча бросается сторону улетевших птиц. Вы ожидаете облаивания, всё тихо. Осторожно скрадывая, начинаете подвигаться по направлению полёта глухарей и скрывшейся за ними собаки. Вскоре замечаете сидящего на осине глухаря, что-то внимательно разглядывающего внизу. Птица, вытянув шею, поворачивает голову то в одну, то в другую сторону. Под осиной суетится лайка. По поведению лайки видно, что она ещё не понимает в чём дело. Медлить нельзя, приходится выстрелить в петуха, не дождавшись облаивания. Глухарь тяжёлым комом, ломая сучья, падает. Собака, набросившись, теребит птицу за шею.

«Нельзя…» — и лайка ложится рядом, как это делала во время домашней дрессировки при отказе от корма.

Желая добиться облаивания лайки, вы связываете ноги глухаря длинной бечёвкой и перекидываете конец её через сук. Лайка неподвижно, но настороженно наблюдает за каждым вашим движением.

Когда глухарь взвивается вверх и тяжело, как живой, взмахивает крыльями (от подёргивания за верёвку), собака злобно лает, подпрыгивая, вертится, а поощрительные ваши возгласы: «так так …, хорошо, хорошо…» ещё больше её подзадоривают.

Наконец, вы сбрасываете глухаря ж её ногам, и она снова теребит его за шею. Приласкав собаку, вы направляетесь дальше.

Пройдя прошлогоднюю сечу, заваленную кучами хвороста, поросшую высокой травой, выходите на поляну, по краю которой начинается осинник. Уже с поляны лайка прихватила след и скрылась в чаще деревьев. Сделав несколько шагов, вы слышите сильный шум поднятого собакой большого выводка глухарей. Выводок разлетается веером, мелькая в чаще, за ним скрывается и собака.

Вскоре вдали раздаётся лай. Но что это за лай. Казалось, собака хочет испробовать все тона и переливы, какие только способно издавать её горло. То лает она чисто и звонко, то с короткими перемолчками брешет грубо.

Осторожно подвигаясь вперёд, вы видите на вековой сосне в нижней части кроны боком к вам сидит огромный глухарь, а под ним, заливаясь лаем, «выплясывает» лайка. Птица, казалось, без всякого страха, вернее с большим любопытством вытянув шею и поворачивая голову, разглядывает это незнакомое существо.

Выстрел. Но глухарь как-то- неуклюже снимается и летит, тяжело помахивая крыльями. Лайка несётся за ним. Досадуя на неудачный выстрел (нужно было показать лайке, в чём заключается сотрудничество с ней охотника), вы делаете несколько шагов вперёд и снова слышите лай. Перезарядив на ходу ружьё, торопливо подходите. Оказывается, собака посадила подранка и вновь облаивает его. Место чистое и скрадывать трудно. Приходится бить птицу на большой дистанции. После выстрела глухарь валится, но тут же, оправившись, скрывается, планируя книзу. Лайка бросается за ним.

Вы идёте по направлению полёта, уверенные, что глухарь должен лечь. Но где и как далеко?

Подзываете собаку и заставляете её искать подранка так, как она искала спрятанную (поноску или лакомый кусочек: «ищи, ищи…, покажи где…, где-где..».

И лайка, поняв, чего от неё требуют, рысцой тянет по высокому папоротнику. Время от времени она оглядывается, точно проверяя, следуют ли за ней. Вдруг собака внезапно исчезает. Недоумевая, куда скрылась собака, и продвинувшись ещё несколько шагов вперёд, вы видите следующую картину: лайка, скрытая папоротником, лежит на земле, а перед ней, раскинув крылья, чернеет глухарь.

6. Нахаживание и первые охоты с молодой лайкой по белке
Собака, уже знакома с белкой по встречам с ней во время продолжительных прогулок по лесу. В это время из-под неё не били ещё белок, ограничиваясь лишь тем, что позволяли каждый раз облаивать найденную или посаженную белку. Похвалив щенка вязкость и хорошую первую слежку, его отзывали от белки, теперь же необходимо специально заняться нахаживанием молодой лайки по белке.

Когда молодая лайка начинает облаивать белку, не нужно торопиться подходить к собаке. Пусть лает, пусть развивает вязкость. Случается, что, не видя долго своего наставника, щенок бросает облаивание и мчится разыскивать его, находит и как бы приглашает на помощь. Нужно идти за щенком, который обязательно направится обратно к оставленной белке. Ещё лучше взять щенка на поводок и заставить его вести к белке, приговаривая: «покажи где…, где…, где…, покажи…». Это анонс (доклад), которым наделены почти все лайки и который так ценится у легавых собак. К сожалению, многие охотники-лаечники ещё не умеют в должной мере этим пользоваться.

Когда щенок вдоволь налается, стараются погнать белку по деревьям, всё время указывая на неё щенку и подзадоривая возгласами. Если лес невысокий, щенку удаётся сразу проследить ход белки. Иногда представляется даже возможность стряхнуть белку с дерева на землю с тем, чтобы щенок мог опять погнать её по «полу» до первого дерева, куда она взберётся. Может случиться, что шустрый и ловкий щенок сумеет изловить белку, тогда нужно дать немного потрепать её, но потом по команде «нельзя» отнять. Ещё лучше, когда щенок сам при окрике «нельзя» положит белку. Категорически нельзя допускать щенка к тому, чтобы убегал с белкой, начинал её щипать, рвать и тем более жевать.

Нельзя тут же скармливать щенку только что добытую белку, ещё тёплую, а тем более со шкуркой. Дома можно дать лайке шкуренную белку, разрубив её на кусочки. Лучше вообще не кормить молодую лайку сырой дичиной до тех пор, пока не будет полной уверенности, что она не унесёт битой дичи.

При нахаживании щенка многие рекомендуют пускать его в лес вместе со взрослой работающей собакой, считая, что щенок легче скорее усвоит приёмы работы и скорее начнёт самостоятельно работать. Этот способ нахаживания если даже и достигает цели, рекомендовать не следует.

Всякому щенку присуще подражать приёмам взрослой собаки, хорошо, если примером ему будет служить первоклассная по работе собака. Но если это посредственная собака да ещё с недостатками, не говоря уже о пороках, то, естественно, кроме вреда такое подражание ничего щенку не принесёт.

Работая со взрослой собакой, щенок не привыкает к самостоятельности, а во всём полагается на взрослую собаку. Подвалив на лай, он начинает также лаять, и причиной этого будет не причуивание дичи, а подражание взрослой собаке. При таком методе нахаживания может получиться совершенно испорченная собака, работающая только в паре и беспомощная в одиночку. Очень сомнительно и увеличение добычливости от такой работы собак в паре, поэтому даже при наличии собаки с очень хорошими рабочими качествами нахаживание молодой лайки следует начинать самостоятельно. Неизвестно какие задатки, какие способности заложены в молодой собаке, а их-то и нужно выявить до предела, а не притуплять перенятыми от взрослой собаки приёмами, подчас порочными. Каждый охотник испытывает большую радость, поставив собаку, выявив до предела все её врождённые рабочие качества.

Первая охота с молодой лайкой по белке проводится примерно так:

Ноябрьское утро. Вы отправляетесь на первую серьёзную беличью охоту.

Пускаете лайку ближе к южной опушке: там больше кормных елей и сосен, там солнце больше грело и обильнее урожай, там всегда легче найти белок.

Весело, скачками несётся лайка по указанному направлению. Вот раздался её звонкий проверяющий взбрёх, затем второй, третий, и лайка залилась азартным злобным лаем.

Вы спешите к лайке, но вблизи подходите осторожно. Собака лает на ель. Начинаете высматривать, обходя дерево. Лайка перескакивает на другую сторону от вас как бы для того, чтобы удобнее было наблюдать за кроной дерева и движениями хозяина.

Но вот белка высмотрена. Голубым комочком припала она к суку у ствола.

«Тут, белочка, тут», — похлопываете вы ладонью по стволу…

Ухватившись за ветку, резко и сильно встряхиваете ель, и… белка саженным прыжком перелетает на другое дерево.

Указывая собаке ловкого зверька, перегоняете белку с дерева на дерево. Собака азартно облаивает белку и, правильно следя за ней, ведёт её, чуть заскакивая вперёд. Вы следите за белкой и собакой, чтобы выправить при надобности верховую слежку ещё малоопытной собаки.

Белка выбирает путь к огромной ели, где высмотреть её будет невозможно, а поэтому вы стреляете её. С сучка на ветку, с ветки на сучок перекатывается подстреленная белка.

Дрожа от нетерпения, подняв кверху острую морду, насторожив уши, повиливая хвостом, возбуждённо переступая с ноги на ногу, ждёт её умолкнувшая лайка. Ещё момент, и белка падает к её ногам неподвижным комочком…

Собака метнулась, чтобы схватить белку, но знакомый грозный окрик «нельзя» как рывок поводка заставляет её лечь. Так вы поступали с ней у миски с кормом. Домашняя дрессировка сказалась и тут: лайка устояла от непреодолимого желания схватить и помять зверька.

Даёте лайке обнюхать и облизать кровь убитой белки и убираете её в сумку. Затем, обласкав и похвалив собаку, командуете: «пойдём», «ищи,..». И снова весело и охотно лайка идёт в поиск.

Вскоре в редколесье замечаете, как лайка что-то обнюхивает под деревом, должно быть, свежую поедь. Обнюхав ствол, собака поднялась на задние ноги, коготками передней лапы провела стволу сверху вниз и, отскочив, уверенно залаяла.

При вашем подходе к дереву белка стронулась и пошла верхом. Лайка несётся за ней. Медлить нельзя, так как белка стремится в чащу, где виднеется группа высоких елей. Выстрел, и на следующем прыжке белка бита в лёт. Сбитая белка бежит по земле.

«Бери, бери…». Собака ловко хватает подранка и, тряхнув его, кладёт на землю, готовая тут же при первом движении опять схватить добычу.

«Так, так…».

При этих словах вы берёте белку и похваливаете лайку: «хорошо, хорошо…».

Первое время случается и облайка. Бывает так. Белка только что ушла с кормёжки, оставив горячий след на рассыпанной под деревом поеди, и неопытная собака не может разобраться, куда ушла белка. В этих случаях необходимо помочь собаке. Обходя на кругах кормное дерево, часто опять удаётся найти сторожкого зверька.

С каждым днём охоты молодая собака приобретает всё больше и больше опыта.

В первый сезон и в начале последующих нужно неослабно следить за каждым шагом и поведением лайки на работе, строго выправляя недостатки и поощряя за хорошую работу.

От хорошей лайки-белочницы требуется иметь быстрый поиск на галопе, перемежающемся с рысью в зависимости от рельефа местности, плотности насаждений, засорённости района охоты; ходить на кругах вдали от охотника; поддерживать постоянную связь с охотником и не уходить со слуха; иметь звучный голос; уметь выследить белку и, обнаружив ее, следить верхом, когда она пойдёт по гряде; иметь хорошее послушание, быть позывистой на свисток и голос; быть вязкой при слежке и облаивании; никогда не трогать чисто битой белки, но подранка схватить, придушить и тут же положить мёртвого. Не мять, не рвать и не убегать с белкой.

От охотника требуются мягкое обращение с собакой: ровнее, без крика и побоев, но непременно настойчивое в требованиях выполнение приказаний; наблюдательность; изучение характера собаки; знание повадок и жизни белки; знание леса и кормных мест.

Только при наличие всех этих условий можно уверенно сказать, что охота будет добычливой и приятной.

Завершением нахаживания лайки по белке должно быть проведение её через испытания на получение ею звания полевого победителя. Охотник должен знать оценку всех рабочих качеств своего питомца как природных, так и приобретённых в результате дрессировки и нахаживания.

7. Нахаживание молодой лайки по хорю
Лучшее время для нахаживания молодой лайки по хорю — глубокая осень, включая первые небольшие пороши, когда выпавший с вечера снег, пролежав ночь, днём даже иногда стаивает.

Для нахаживания лайки по хорю выбирают небольшие с захламленными берегами речушки близ деревень. Обычно это излюбленные места хорей.

Наблюдательный охотник по первой пороше устанавливает, сколько за ночь находил хорь. Нет той коряги, где бы хорь ни побывал, нет той норки, которой бы он ни обследовал.

Примерно к полуночи охотник с лайкой на поводке идёт к речушке, взяв с собой лопатку, щуп и хороший фонарь. На охоте по хорю можно пользоваться лопаткой, применяемой в армии, только её нужно для этого несколько приспособить. Левый край оттачивают и он служит для перерубания корней, вполне заменяя топорик. На правом затачивают мелкие зубья, как у пилы, и он заменяет пилку, когда нельзя перерубить корней. Третья сторона также затачивается и её непосредственное назначение — копать. Ручка может быть короткой, «о носить лопатку в рюкзаке удобнее без ручки, которую легко можно сделать на охоте.

Щуп — это тонкий (в карандаш толщиной) железный прут в виде шомпола, заострённый с одного конца и завёрнутый в кольцо с другого, чтобы лучше было держать. Он свёртывается кольцом и также легко помещается в рюкзаке. Щуп служит для того, чтобы выгонять зверя из норы; прокалывать предполагаемые ходы с тем, чтобы через отверстия лайке легче причуять и определить ход зверька и начать рыть.

Подойдя к речке, пускают собаку и медленно идут по берегу. Щенок, те привыкнув ещё к ночной обстановке, далеко не уходит и время от времени подбегает к ведущему. Через некоторое время он натыкается на горячий след и, разобравшись в нем, быстро настигает хоря, загоняет его в крепкое место, неистово облаивает.

В этом случае охотнику нужно быстро подойти на лай и, применяясь к условиям места, используя лопатку и щуп, помочь собаке найти хоря. Обычно собака сама подрывается к хорю, и часто бывает достаточно нескольких ударов лопатки, чтобы расширить ход и поставить собаку в условия непосредственной схватки с хорём.

Щенок, ободряемый возгласами хозяина: «бери, бери…», улучив момент, хватает хоря по месту и злобно трясёт его, пока не задушит. Иной щенок схватит хоря, тряхнёт его и бросит, чтобы тут же опять схватить, швырнуть.

Иногда бывает, что ухваченный недостаточно злобно и не по месту хорь вцепляется щенку в щёку или губу и висит у него серьгой, а щенок беспомощно мотает головой и визжит. Охотнику необходимо быстро помочь незадачливому ученику, иначе он впоследствии может бояться хоря и не будет достаточно смело и быстро его брать.

Попадаются трусливые щенята, которые хотя и облаивают хоря, но не берут его. В таком случае охотнику нужно щупом или лопаткой подбить хоря и натравливать щенка на тёплую тушку, а ещё лучше — на раненого хоря, подбадривая командой: «бери, бери». Во всех случаях необходимо дать щенку изрядно потрепать взятого хоря, не щадя шкурки.

Примерно так проходят встречи и схватки собаки с хорём ночью.

Можно нахаживать щенка и днём, ню ночью имеется больше возможности перехватить хоря и, таким образом, скорее закончить нахаживание молодой лайки. Познакомив собаку с хорём, с его запахом, с приёмами хваток, необходимо приступить к дневным охотам по хорю.

Опыт охоты по хорю даётся практикой, и чем больше ходить по хорю, тем лучше по нему будет работать собака. Впоследствии от неё не уйдёт ни один хорь, оставивший где-либо свой след.

Когда молодая лайка уже хорошо познакомилась с хорём, необходимо следить за тем, чтобы она излишне не трепала придушенных зверьков, а тут же по окрику «нельзя» бросала.

Нельзя нахаживать молодых лаек ночью в тех местах, где водятся волки. Часто лайки не питают к волку злобы и страха, принимают его за собаку и расплачиваются за это доверие своей шкурой.

Мало чем отличается нахаживание молодых лаек и по другим норным хищникам: горностаю, колонку, ласке.

Лучшим временем для нахаживания считаются осень и начало зимы, пока земля ещё не промёрзла.

Охота с лайкой по горностаю проводится в излюбленных горностаем местах: в поймах рек, по лугам, кочкарникам и болотинам, по кустарникам и тальникам, засорённым плавником и наносами, по берегам проток, озёр, стариц, около стогов сена, где всегда много мышей, за которыми обычно охотится горностай.

Лайка, натыкаясь на след горностая, доходит до его норы. Она начинает её разрывать, и охотнику нужно только помочь ей добыть зверька. По надобности он работает лопаткой и щупом, разрывая и подрубая корни.

При этом нужно лайку подзадоривать возгласами: «ищи.., ищи…, туг, тут». Но обычно бывает достаточно только присутствия охотника рядом с собакой, чтобы она с большим азартом подрывала нору сама и пристрастились к этой охоте.

Иногда полезно место, где работает собака, затягивать кругом сеткой, чтобы не упустить необыкновенно юркого зверька. Горностай, ускользнув от собаки, обязательно запутывается в сетке и становится добычей охотника. Без сетки он опять может забиться под корягу и тогда снова придётся начинать рыть.

Некоторые охотники рекомендуют вести молодую лайку по следу горностая на поводке, пока она не обнаружит норы, помогая ей выправлять следы, обрезывать лишние наброды. Молодая горячая собака много бегает по следам, суетится и часто так их затаптывает, что в конце-концов теряет след, ведущий к норе.

Так же, как и в охоте по всякому другому зверю или птице, молодая лайка приобретает опыт после двух-трёх сезонов работы, поэтому не нужно смущаться: небольшой добычливостью в первый сезон её нахаживания.

8. Нахаживание молодой лайки по норке
Охотясь по хорю, иногда натыкаются на норы или след норки и тут знакомят собаку и с этим ценным и довольно редким зверьком.

Охота и нахаживание молодой лайки по норке многим напоминает охоту и нахаживание по хорю.

Кроме ружья охотнику также нужны лопатка и особенно щуп.

Если есть на примете места, обитаемые норкой, то ранним утром, когда следы зверька ещё свежи, нужно уже быть там. Собаку подводят на поводке к этим местам и пускают, сняв ошейник, стремясь направлять её поиск возле воды.

Охотнику также нужно осматривать места, где можно встретить норку, на них обращать внимание собаки, прощупывать щупом, притравливать к этим местам молодую лайку, приговаривая: «тут, тут, ищи…, ищи… ».

Причуяв зверька, ушедшего в нору, собака начинает облаивать его и копать землю. В этом случае охотнику нужно следить, как бы норка ходом, ведущим под воду, не покинула гнезда, не замеченная неопытной собакой. Переплыв под водой к другому берегу, норка может скрыться, а собака и настойчивый хозяин будут рыться в пустом месте. При таком манёвре нужно вовремя натравить собаку на норку, а если удастся, пристрелить зверька и ещё тёплую тушку дать потрепать собаке, притравливая: «бери.., бери».

Когда же норка отсиживается в гнезде, помогают собаке рыть и таким путём докапываются к зверьку.

Часто неопытная собака не может определить гнездо норки, тогда щупом прокалывают почву ближе к берегу, s районе предполагаемого хода, указывая всё время собаке на проколы. Таким приёмом удаётся наткнуться на ход или самому охотнику при проколах, его (щупаньи), или собаке, учуявшей через проколы сильный запах норки. Разрывая ход по его направлению, добираются и до гнезда. Лайка берёт норку так же, как и хоря.

Для успешной работы по норке полезно при ведении домашней дрессировки приучить собаку к воде, плаванию, поиску в прибрежной траве и кустах, так как зачастую при работе по норке собаке приходится переплывать речки, бросаться в холодную воду или. в воде преследовать норку.

9. Нахаживание молодой лайки по кунице и соболю
По кунице, встречающейся чаще, чем соболь, нахаживаете и охота проходят проще. Куница не идёт так далеко от преследующих её собак, как соболь. Но охота по ней также очень трудна и требует затраты большого количества времени. Куница любит идти верхом, спускаясь на «пол» только в тех случаях, когда чует добычу или когда ей не под силу перепрыгнуть с дерева на дерево.

Так же, как и на соболя, специальное нахаживание лаек на куницу не практикуется, а куничницы, подобно соболятницам, выдвигаются из лучших лаек-белочниц во время случайных встреч с куницей.

Лаек-соболятниц, так же как и лосятниц и медвежатниц, немного. От этих собак требуются высокие охотничьи качества, а такие качества зависят от породности лайки, а также и от опыта самого охотника, который должен уметь выявить эти качества и умелыми нахаживаниями развить и закрепить их.

Добыча соболя требует от охотника, кроме опыта, знания повадок зверя и большой выносливости. Соболь — редкий зверь и найти его не легко. Это также служит причиной малого количества лаек-соболятниц.

Хорошая породная лайка с выдающимся чутьём идет по следу соболя, но справиться с ним ей не всегда удаётся. Соболь ходят в поисках пищи очень широко, большей частью он идёт по земле, реже верхом по деревьям, и молодая лайка легко может потерять зверька. Пока след идёт по земле, всё протекает сравнительно нормально, но как только соболь взобрался наверх, пошёл по лесу, лайке становится труднее разбираться в следах. Чутьистая лайка распутывает следы, оставляемые идущим верхом зверьком. Соболь, идя по деревьям, оставляет кое-какой след: роняет кусочки коры, сшибает сухую хвою, а если охота по снегу, — то комочки снега. Всё это, соприкасаясь с соболем, принимает его запах.

Чутьистая лайка как по ниточке идёт по этому невидимому следу. Иногда соболь спускается «а землю, скачет огромными прыжками, особенно когда почует за собой погоню собаки. В это время он выбирает самые крепкие места: валежник, бурелом, густой подрост, кустарник, каменные россыпи. Соболь, прежде чем затаиться, проходит большие пространства, иногда в десять километров и больше.

Удерживая соболя облаиванием, лайка должна внимательно следить за местом, где затаился зверёк, иначе, заслышав приближение охотника, он опять уйдёт незамеченным.

Если у охотника есть хорошая с безукоризненной работой бывалая куничница или соболятница, то хорошо с ней брать на промысел отобранную молодую лайку. По одной охоте по соболю или кунице будет видно, стоит ли дальше нахаживать молодую лайку.

10. Нахаживание молодой лайки по барсуку
Охота по барсуку в основном наземная (по жирующему барсуку).

Барсук кормится ночью, днём пребывает в покое в норе. Только в очень укромных местах, где его не трогают, он иногда покидает нору днём, но и тогда держится поблизости от неё. Когда стемнеет, барсук осторожно выходит из норы н уходит на кормёжку. В поисках пищи он много бродит, но ещё под покровом темноты . возвращается в своё безопасное убежище.

На жировке и нужно охотнику захватить барсука. Чутьистой, острослухой, быстроногой лайке это сделать нетрудно. Следы барсука ночью по росе при полном безветрии пахнут сильно. В ночной тишине острый слух лайки улавливает издали малейший шорох, производимый на жировке довольно грузным зверем, и, чтобы настичь его, лайке не нужно много времени. Вскоре после напуска лайки в ночной тишине уже слышно её звонкое облаивание. И охотнику остаётся только пойти на лай и принять зверя.

Как принять зверя — всё зависит от желания и сноровки охотника. Некоторые стреляют осаженного зверя при свете фонаря, которым управляет спутник охотника. Стрелять можно из гладкоствольного пистолета, заряженного тремя-четырьмя картечинами (стреляют почти всегда в упор); можно использовать для этой цели и мелкокалиберную винтовку. Некоторые охотники прикалывают зверя, предварительно оглушив дубинкой, или берут живьём, накинув на барсука тенёта.

Молодую лайку раньше 2 лет пускать на барсука не следует. Исключение могут составлять рослые, хорошо выращенные, смелые, достаточно злобные по зверю лайки. При нахаживании лайки рекомендуется пускать её с бывалой лайкой, хорошо работающей по барсуку, а также практиковать парное нахаживание (пускать одновременно двух ещё не работавших по барсуку лаек).

Для нахаживания выбирают место, заведомо обитаемое барсуками, хорошо обследуют его днём, чтобы легче было ориентироваться ночью.

Нахаживать лаек по барсуку так же, как и охотиться на него, значительно удобнее вдвоём. Из снаряжения охотнику нужно иметь с собой хороший фонарь, нож. Некоторые охотники пользуются самодельными факелами, но это и неудобно (колеблющийся неровный свет), и опасно в пожарном отношении. Ещё до сумерек охотник подходит к намеченному месту и останавливается километрах в двух-трёх от нор. Лайка всё время находится на поводке, ей не разрешают лаять.

Спустя некоторое время после наступления сумерек подходят к норам. К этому времени барсук уже покинул их и вышел на жировку.

Входы в нору можно заложить валежником, чтобы затруднить почему-либо не настигнутому на жировках барсуку возможность быстро понориться. Закончив на норах все приготовления, пускают с поводка лайку, сняв с неё ошейник. Сам же охотник ждёт облаивания на месте. Через некоторое время собака натыкается на свежий след начинает преследовать барсука. Догнав зверя, облаивает его.

Все породные лайки по следу идут молча и подают голос лишь по «зрячему», видимому ими или находящемуся в непосредственной близости зверю.

Если собака злобная или их две да притом одна бывалая, то лай слышен почта на одном месте. Это значит, что непрерывным злобным наседанием и хватками лайки завертели барсука, не дают ему хода и зверь отсиживается, прижавшись к крепкому месту.

Иногда матерый барсук уводит собаку, но и тогда его можно легко настичь, так как наседающая злобная собака не позволяет ему быстро и далеко уйти.

Если видно, что собаке не удаётся прижать барсука и она лишается возможности пощипать и освоиться с зверем и его приёмами защиты, то можно зверя подбить дубинкой, подколоть ножом или подстрелить. Но во всех случаях нужно быть крайне осторожным, чтобы не подранить собаку. Обычно спутник светит фонарём, а хозяин собаки действует. Целесообразно оставить барсука невредимым с тем, чтобы через некоторое время возобновить нахаживание. Такое нахаживание лайки удобно тем, что оно проходит в знакомых местах, заведомо обитаемых барсуком, и при некотором знакомстве с ним по первой травле. Не всегда можно найти такое удобное место, а взять барсука при желании можно в любое время.

Бывает, что молодая лайка в непривычной ночной обстановке далеко не отходит и жмётся ближе к хозяину. В этом случае охотнику нужно обходить норы вокруг, постепенно развёртывая «спираль» (в центре которой норы), и поощрять собаку к поиску командой «ищи…, ищи». Таким путём собака натыкается на свежий след и идёт в поиск, доходит до барсука и начинает облаивание.

На лай нужно спешить во всех случаях. Присутствие хозяина подбадривает собаку, она становится смелее, а знакомое поощрительное «бери…, бери» заставляет её участить наскоки, энергичнее атаковать зверя.

Бели барсук при приближении человека пытается скрыться, собака, чувствуя подмогу подоспевшего хозяина, не даёт зверю уйти и наседает на него с особым азартом.

Повторив три-четыре раза нахаживание лайки по барсуку (причём это, как указывалось, можно проделать в одном и том же месте и по одному и тому же барсуку), можно преступить уже и к охотам, заканчивающимся добычей зверя. Каждый раз первое время нужно натравливать собаку на битого зверя и дать ей потрепать его вволю.

Из этого краткого описания охоты по барсуку с лайкой видно, как ее нужно нахаживать и каково её преимущество перед норными собаками. При охоте с лайкой не нужны изнурительные, многочасовые «сапёрные» работы по раскопке нор, норы не разрушаются. Охотник видит зверя и при желании может брать его по выбору, оставляя молодых зверей самок, что очень важно для правильного ведения охотничьего хозяйства.

11. Нахаживание молодой лайки по медведю
Специальное нахаживание — притравку — молодых лаек по медведю охтники-промысловики практикуют редко. В большинстве случаев нахаживайте лаек, предварительно отобранных по признаку злобности, не идёт дальше того, что их берут с бывалыми лайками-медвежатницами на практическую медвежью охоту. Постепенно новички приучаются к охоте по медведю или, при отсутствии необходимых рабочих качеств, бракуются.

Кроме этого примитивного способа нахаживания существуют и другие лучшие способы нахаживания.

Раньше 1,5-2 лет начинать притравку молодых лаек по медведю нельзя. Только к этому времени лайка полностью развивается во взрослое животное. Она крепка, смела и может постоять за себя. Лайка к этому времени прошла дрессировку. Она послушна, умеет ходить на поводке рядом и позади идущего охотника; знает команду «назад» и запрещающую «нельзя», по которой она не должна лаять. Все эти несложные приёмы она должна выполнять по команде, отдаваемой шопотом.

Хороший способ нахаживания — притравки — молодой лайки по тонному зверю даёт В. И. Белоусов.

Для этой цели нужно поймать капканом медведя. Весной, апреле-мае, когда медведи после зимней спячки покинули свои берлоги и бродят по солнцепёкам в поисках пищи, нужно найти тропу, по которой медведи ходят на кормёжку. На этой тропе или рядом с ней выбирают место с углублением между корнями больше дерева или большую щель в утёсе, такую, чтобы в глубине её можно было положить прикормку, а в начале поставить обыкновенный медвежий двухпружинный капкан весом до 12 килограммов с привязанной к нему чуркой. Последний устанавливается маскируется с таким расчётом, чтобы, потянувшись к приманке, медведь обязательно ступил на него передней лапой.

Для прикормки применяют любое протухшее (для усиления запаха) мясо, кишки, рыбу. Часть прикормки закладывают в щель за капканом, часть прикормки разбрасывают и размазывают по медвежьей тропе.

Через пять-семь дней приходят с лайкой к месту, где был поставлен капкан. К этому времени медведь уже попадается в капкан и уходит с ним, волоча или неся чурку. Местами он останавливается и пытается разбить капкан, сорвать чурку, оставляя ясные следы на своём пути.

Охотник, нахаживающий молодую лайку по медведю, должен быть смелым человеком и хорошим стрелком, чтобы в нужный момент не упустить зверя. На охоту по медведю лучше всего идти одному — лишние люди будут только мешать и отвлекать собаку. Кроме лайки, предназначенной к притравке, других собак брать не следует. Исключение может быть только для бывалой лайки, прекрасно работающей по медведю и нахоженной тем же охотником. Её берут на тот случай, если молодая лайка не пойдёт по медведю с первого раза, и пускают, чтобы подбодрить её и показать приёмы хваток по месту, за зад.

Ещё задолго до того места, где был поставлен капкан, охотник берёт лайку на поводок и, осмотрев ружьё, осторожно подходит. Взяв след зверя, лайке приказывают шопотом «назад» и медленно идут по следу ушедшего с капканом медведя, внимательно наблюдая за поведением собаки. Как только лайка причует свежий след зверя или его самого, у неё на хребте шерсть поднимается дыбом и она пытается броситься вперёд и залаять. Строгим шепотом «нельзя» её одёргивают поводком за себя, приговаривая «назад», и заставляют идти спокойно сзади.

Зверовую лайку нужно приучать подходить ко всякому зверю молча, без голоса. Это ценное врождённое качество породной лайки — не отдавать голоса на следу, а только в непосредственной близости зверя, нужно всячески поддерживать и воспитывать.

Но вот медведь найден. Если по его поведению видно, что, возясь с капканом, он ослаб, к нему подходят как можно ближе, метров на десять-пятнадцать. Если же видно, что зверь бодр, свирепо поглядывает на охотника и собаку или притаился в чаще или за колодиной, нужно быть очень осторожным. Медведь может неожиданно напасть.

Как только охотник подошёл к зверю, он спускает лайку с поводка и громко натравливает: «бери, бери». Охотник всем своим поведением, движениями и возгласами «бери» старается подбодрить лайку. Она должна понять, что к зверю нужно подходить спокойно и молча. Как только зверь настигнут, все приёмы резко меняются. Чем неожиданнее атака, чем громче лай, тем лучше.

Если молодая лайка для первого раза хоть немного бросится на медведя с лаем, выскакивая вперёд охотника шагов на пять-шесть, надо немедленно стрелять в зверя. Спокойно, не горячась, первой пулей отбивают медведю зад, стреляя по тазу или почкам.

Медведь с отбитым задом ревёт, но совершенно безопасен, у него свободна только одна передняя лапа, другая в капкане и с ним можно делать всё что вздумается.

К такому обезвреженному медведю охотник смело подходит и, натравливая лайку командой «бери», бьёт медведя сзади палкой и пинками ноги.

Этим смелым обращением с медведем он подбадривает своего будущего помощника и указывает ему, что зад медведя самое безопасное место. Сначала с опаской, а затем всё смелее и свирепее молодая лайка с азартом начинает рвать зад медведя.

Такой приём нужно всячески поощрять, и если на травлю взята хорошая бывалая лайка-медвежатница, то в этот момент пускают её, чтобы она показала молодой, как нужно брать медведя. Свей молодая лайка смелее будет атаковывать медведя и сразу поймёт все нужные приёмы хваток.

Охотник во время травли должен внимательно следить за зверем, и если тот пытается свободной лапой поддеть лайку или его самого, нужно, не медля, перебить пулей и эту лапу. Лучше это сделать в начале травли — медведь должен быть совершенно без вредным, он будет реветь да барахтаться на одном месте. Как только охотник замечает, что лайка начинает уставать, чтобы не ослабить её азарта, медведя нужно пристрелить в голову и затем лаской успокоить лайку, запрещая ей рвать убитого зверя, приговаривая «нельзя».

Молодая лайка поймёт, что убитый зверь никуда не уйдёт и трепать его зря не следует. Затем приступают к свежеванию медведя, и лайку кормят лучшими кусками мяса и сладкого жира, причём дают ей столько, сколько она может съесть.

После двух-трёх добытых таким образом капканных медведей у молодой лайки вырабатываются приёмы хваток по месту, она ознакамливается с видом и запахом зверя, становится необыкновенно осторожной, смелой и сообразительной о обращении с ним, и при встрече следа медведя такая лайка может настигнуть медведя и осадить его. Однако вначале от молодой лайки ожидать отличных работ по медведю нельзя, так как только к 3-4 годам она окончательно взматереет и приобретёт опыт в этой опасной, увлекательной охоте.

Молодую лайку не следует пускать для притравки по легко раненому зверю. Такой медведь азартную лайку может задрать, искалечить или так напугать, что в дальнейшем она больше не пойдёт по медведю.

Притравка молодых лаек по берложному медведю некоторыми охотниками не рекомендуется. На охоте по берложному зверю всегда много людей и собак, и правильно обучить молодую лайку приёмам, как брать медведя и осадить, будет нельзя. Ознакомить лайку с медведем и научить его облаивать можно, но этого, конечно, мало. Главное в притравке — это научить лайку правильно давать медведю хватки и по месту.

Другие охотники, наоборот, рекомендуют притравку молодых лаек и по берложному медведю, и по медведю в окладе. Для этого верным выстрелом нужно отбить зад или плечо зверя и затем по обезвреженному таким образом медведю производить притравку. Дальнейший ход притравки протекает так же, как и по капканному медведю.

Можно притравливать лаек и по привязанному медведю или пущенному свободно с колодкой. Этот способ, особенно первый, незаменим для отбора зверовых лаек из поголовья лаек охотников селения.

Это будет предварительный отбор из всего поголовья лаек колхоза. Следующий — этап будет притравка отобранных лаек по вольному медведю, медведю с колодкой или капканному, на которых следует производить дальнейший отбор и отбраковку, и последний этап — практическая охота лайки совместно с одной-двумя бывалыми лайками-медвежатницами.

«Охотникам, добывающим медведя не от случая к случаю, а промышляющим его ежегодно, рекомендуется иметь в запасе подрастающих зверовых лаек. Охоты по медведю — опасные охоты и для охотника, и особенно для его собаки. На этих охотах часто гибнут даже лучшие мастера лайки-медвежатницы, и охотнику нужно всегда иметь подготовленную смену, чтобы не остаться без помощника на время промысла. Лучше всего для этого вести родовую своих лаек-медвежатниц. С этой целью сначала приобретают кобеля и суку, уже работающих по медведю, и от них ведут щенят. Если это трудно, приобретают только одну суку, работающую по медведю, и вяжут её с кобелем-медвежатником, не останавливаясь перед поездкой за ним даже в отдалённый район. Если это невозможно сделать, можно взять щенка от хороших родителей-медвежатников и подобрать к нему пару от таких же рабочих лаек. Это будет началом родовой лаек-медвежатниц данного охотника или бригады охотников. Отбор щенят от лаек-медвежатниц, работа с ними (притравка, а затем охота по медведю) и вязка их с такими же медвежатниками с последующим отбором щенят из поколения в поколение дадут большое количество зверовых лаек. Такое выведение линий зверовых лаек вполне возможно и необходимо. Большой недопромысел медведя в некоторых районах только тем и объясняется, что там нет хороших зверовых лаек.

12. Нахаживание молодой лайки по лосю
Таких копытных, как кабарга, косуля, изюбрь, горные бараны лайки обычно сразу же гонят без особой предварительной подготовки и нагонки. Охотнику только нужно выбирать места, где водятся указанные звери, и лайка, найдя по следу зверя, непременно будет гнать его до тех пор, пока не поставит на «отстой», т. е. на утёс или каменный столб, где взобравшийся зверь считает себя в полной безопасности от преследования собаки. В этих случаях лайка остаётся внизу и вязко облаивает зверя до прихода охотника. Последний, осторожно скрадывая, подходит и стреляет облаиваемого зверя, На этом и кончается работа лайки.

Но для охоты на лося годятся далеко не все лайки. Пойти по следу и даже дойти до зверя могут многие из зверовых лаек, ню остановить его и держать до подхода охотника, осуществить этот замечательный и единственно возможный только для лаек «постанов» лося могут лишь немногие собаки.

К рабочим качествам лайки-лосятницы предъявляются повышенные требования, отвечать же этим требованиям может только породная лайка, поэтому охотнику следует вести родовую лаек-лосятниц и отбор их. Если хорошую медвежатницу трудно найти, то хорошую лосятницу найти несравненно труднее. Для хорошей рабочей промысловой лайки требуется отличное общее физическое развитие: хороший рост, сила, настойчивость, ловкость. У лосятницы эти качества должны быть развиты в совершенстве.

Необыкновенно тонкое чутьё у выдающихся лосятниц позволяет им, как утверждают многие охотники, разбираться в следах, оставленных лосями даже за два-три дня до обнаружения их, и по ним доходить до стойбища.

Чтобы найти переходы лосей в места жировок, лайка должна обладать очень широким поиском, доходящим до нескольких километров по обе стороны хода охотника. А для этого нужно иметь крепкие «быстрые» ноги, вместительную грудную клетку, развитые лёгкие и сердце.

Быстроногость особенно потребуется лайке-лосятнице, когда лось сорвётся с постанова и со скоростью, доходящей до 20 километров в час, идёт иноходью, часто очень тяжёлой для быстрого бега собаки дорогой: зарослями, по снегу, хотя и неглубокому в первой половине зимы.

Но кроме этой физической способности нужны ещё и большая вязкость, настойчивость, с которой лайка преследует зверя, не бросая его и не отставая до тех пор, пока не забежит ему спереди и не попытается опять остановить.

В этой погоне за сорвавшимся с постанова лосем лайка идет молча стороной, шагах в 20—30 от его следа.

Обладая умеренной злобностью, собака должна ещё иметь особенную манеру облаивания лосей. При встрече с ними она не подбегает вначале ближе 20-30 шагов, а осторожно начинает облаивание спереди, с головы.

Лось постепенно привыкает к этому нежданному гостю и не бежит сразу, что неизбежно делает при грубом наскоке да него сзади безрассудно злобной лайки.

При соответствующем мягком подходе лайки лось, привыкнув к собаке, в дальнейшем выдерживает более громкий и энергичный лай. Наконец, лосю надоедает это назойливое облаивание и он начинает наступать на собаку с намерением её отогнать. Если лайка не унимается, то лось, обозлившись, бросается на неё и норовит ударить копытом передней ноги, но увёртливая лайка легко отскакивает в сторону и, обежав лося, опять начинает облаивание с головы.

Иногда, пробежав за собакой шагов 30, лось возвращается на прежнее место кормёжки, а лайка опять продолжает облаивание.

Этого времени бывает достаточно, чтобы охотник, услышав лай, осторожно подобрался к лосю на расстояние верного выстрела.

Некоторые охотники-лосятники утверждают, что окрас лайки-лосятницы имеет большое значение, будто чёрных и темно-серых лаек лоси боятся, принимая их за волков, и собакам этих окрасов постанов лосей не всегда удаётся.

Зная, какими качествами в основном должна обладать лайка-лосятница, необходимо при выращивании и воспитании щенка, полученного от родителей, работающих по лосю, добиваться максимального их развития.

Лаек в возрасте меньше 2 лет по лосю пускать не следует. Это вполне понятно, если помнить, какое физическое напряжение, сноровка и находчивость требуются от лайки, работающей по этому могучему зверю. Только от вполне оформившегося животного можно ожидать проявления этих качеств.

Охотник, взявшийся нахаживать лайку по лосю, должен сам хорошо знать все повадки зверя, места его переходов и жировок, быть хорошим лосятником.

В районе, где предполагаются жировки лосей, лайку спускают с поводка, на котором её вели, и ставят на след. Если есть хорошая бывалая лайка-лосятница, то полезно её пускать вместе с молодой, — она поможет ей разобраться в следах и доведёт к лосю.

Пускать лайку нужно с рассветом, так как лоси после ночной лежки кормятся до 11-12 часов дня. Найденные на жирах лоси легче выносят появление лайки и её облаивание, чем неожиданно поднятые с лёжки. С лёжки лоси обыкновенно идут ходом, я лайке, тем более неопытной, не скоро удаётся их остановить. Это обстоятельство всегда нужно учитывать при нахаживании молодых лаек.

Когда охотник убьёт зверя, ни под каким видом нельзя лайке позволять рвать битого лося, а похвалив и успокоив её, дать обнюхать. Тут же, начав свежевать лося, дают лайке вволю парного мяса.

Породная лайка после первой же удачной охоты — нахаживания — поймёт своё назначение и следующие охоты с ней протекают проще и быстрее.

Две-три такие удачные охоты, и лайка уже легко пойдёт по лосю. Полного расцвета её способностей нужно ожидать после двух-трёх лет работы по лосям.

Для выбора

Особенности работы лаек по соболю...
views 2
С незапамятных времен соболь был и остается одним из символов Сибири, ее пушной «жемчужиной», «мягким золотом». Такие эпитеты применялись не зря. Во в...
Как и чем кормить щенка
views 2
Примерный режим кормления: До 1,5 месяцев щенка следует кормить 6 раз в сутки, с 1,5 до 3 – 5 раз, 3 – 3,5 месячного щенка можно переводить на 4-х ...
Правила испытаний охотничьих собак...
views 2
  Решение Президиума РФОС от 25 февраля 2005 года. Ввести в действие с момента опубликования нормативную документацию по охотничьему собаководству, ...
Норные собаки. Притравка норных и охота с ними...
views 1
Эта группа объединяет различные, породы низкорослых терьеров и такс, основным предназначением которых является розыск зверей в норах. С ними охотятся ...
Борзые. Пpитpавка боpзых
views 0
Одна из древнейших групп собак. Барельефы и рисунки с их изображением встречаются в захоронениях египетских фараонов. Родиной борзых считается Северна...
Гончие собаки. Hагонка и пpитpавка....
views 1
Самая древняя группа охотничьих собак, имеет большое число пород. В Беларуси разводят несколько пород: русскую, русскую пегую, эстонскую, латвийскую, ...
Легавые собаки
views 0
Легавых собак различных пород используют для охоты на пернатую дичь. Основное назначение легавой розыск затаившейся в траве или кустах птицы, стойка, ...