Действительно ли ненцы специально разрушают охотничьи избы в тундре

Про коренных северян, например, ненцев ходит довольно много неприятных стереотипов: про них говорят, что они очень не прочь выпить и подраться, и что они в принципе иногда ведут себя как натуральные вандалы. Сначала, познакомившись с ненцами, мы решили, что это полный бред. Но потом, со временем, мы не то чтобы переменили свое мнение, а скорее открыли для себя некоторые новые черты. Да и не только ненцев это касается, а вообще многих людей, живущих в малонаселенных местах.

Изба на острове Большой Логинов

Изба на острове Большой Логинов

Балок

Балок

Нам стало понятно, что они на самом деле вполне могут что-то, не принадлежащее им, сломать или еще как-то навредить, но навредят они не конкретным людям, а абстрактной цивилизации. Например, почти все заброшенные промысловые избы, некогда построенные русскими промысловиками в тундре, и находящиеся в пределах доступности оленеводов, скорее всего, будут коренными уничтожены. Или, как минимум, приведены в полную негодность, несмотря на то, что эти избы в хорошем состоянии и в них можно переночевать.

Однако, если изба используется местными русскими охотниками, рыбаками или путешественниками, с которыми ненцы знакомы лично, то они ее не тронут, так как здешнее локальное общество живет в полном согласии между своими членами.

Такое поведение оленеводов, разрушающих пустующие «общие» избы в тундре, кажется совершенно нелогичным, и вредит оно не только всем приезжим, но и самим же ненцам. Например, нам рассказывали одну такую байку, когда оленеводы сожгли зимой избу, а потом, из-за непогоды, не смогли вернуться в свое стойбище. Единственным укрытием им могла бы послужить та самая изба, но они сами же ее только что уничтожили. В результате эти люди сильно пострадали – то ли замерзли насмерть, то ли получили тяжелые обморожения. Подробностей мы уже не помним, но суть была прямо как в поговорке: «не рой другому яму, сам в нее попадешь».

Однако, даже такой вандализм, как ни странно, может иметь вполне логичное и практическое обоснование. Дело в том, что там – где «цивилизованных людей» мало, а точнее – где на оленей никто не покушается, например, из-за труднодоступности территорий, — там есть достаточно целые избы, в которых при желании можно переночевать. И даже окна кое-где будут в сохранности.

А вот в тех местах, где заезжие охотники совершают набеги на стада и десятками отстреливают себе оленей на мясо, там ненцы стремятся уничтожить любую постройку, в которой мог бы остановиться потенциальный браконьер. А до кучи, они таким способом препятствуют и посещению этих мест прочими случайными нездешними людьми.

Кстати, доблестной мировой природоохране есть чему у них поучиться. Коренные жители, и просто заинтересованные местные никак не препятствуют посещению их территорий пришельцами — они просто разрушают всю инфраструктуру, затрудняя эти самые посещения. То есть совсем случайный человек, скорее всего, сюда уже не пойдет. А вот для того, кто действительно увлечен этими местами, для того, кто имеет большой интерес здесь — все эти сложности не создадут непреодолимых препятствий. Таким образом можно даже сказать, что деятельность, направленная на разрушение «цивилизации» способствует отсеву «случайных» людей.

Например, так происходит на полуострове Канин. Любые люди могут купить оленину у оленеводов, но многие пытаются сэкономить. Они просто садятся на свои снегоходы, и отправляются в набег на ближайшее стадо. Там они могут отстрелять столько оленей, сколько душа пожелает.  А оленеводам, вне зависимости от их конкретной национальности (среди них могут быть и русские, и коми, и ненцы, и вообще кто угодно), приходится лишь просить, чтобы браконьеры показали, кого они там подстрелили: некоторые оленеводы помнят своих животных «в лицо», и так они хотя бы могут понять, что произошло с конкретным оленем  – убили его, или он, может, просто отбился от стада, и его следует поискать.

Даже если доступ к стадам сильно ограничен, то такие приезжие браконьеры, по словам пастухов, за год могут уничтожить до пары тысяч оленей в зависимости от размеров хозяйства. Так что «нелогичное» поведение ненцев или представителей других малых народностей может иметь свое вполне понятное объяснение: они защищают своих оленей от браконьеров.

Да и в целом коренные северяне не особо любят центральную власть и «цивилизацию», о которой я говорил выше. Эти силы, как ни крути, принесли им много вреда, очень сильно повлияв на их образ жизни и культуру. И как следствие, они не любят их представителей. Отрицать этого нельзя. Например, взять типичную европейскую образовательную систему, которая насильно забирает детей в интернаты, и волей-неволей отучает от национальной культуры и жизни в чуме. Не всем ненцам это нравится.

Поэтому нелюбовь малых народов к представителям цивилизации может быть вполне оправдана и объяснима. Однако, при этом, не любя эту систему, они не делают почти никаких различий между собой и остальными (в том числе и русскими) людьми. Они сами исповедуют православие или баптизм, и полностью отождествляют себя с Россией. На первый взгляд это может показаться парадоксальным, но это всего лишь совершенно обычная и здоровая нетерпимость, присущая многим.

Так при личном общении с ненцами сами мы, например, не только не видим от них никакого негатива, но наоборот только лишь доброжелательность и даже помощь.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий