Для кого эти гигантские интернаты посреди тундры

Как-то раз мы общались с компанией знакомых туристов, путешествующих по Арктике на катамаранах. Показывали друг другу фотографии, рассказывали о маршрутах. Среди прочего один из людей показал фотографию школы, снятой в северном поселке, и очень поражался при этом ее размеру. Да, эта школа реально огромная, она больше всех других зданий в округе.

пос. Каратайка

пос. Каратайка

Школа в поселке Индига, автор фото: Антон Тайбарей

Школа в поселке Индига, автор фото: Антон Тайбарей

Мы предположили, что это не просто школа, а школа-интернат, отсюда и ее размер. Но наш собеседник отчего-то не мог в это поверить. Возможно, потому что в его сознании заложилось, будто бы в интернатах живут дети-сироты, инвалиды и трудные подростки. Конечно, сложно представить, что в небольшом поселке, посреди тундры, может быть откуда-то столько подобных детей.

Но дело в том, что тундровые интернаты рассчитаны совсем не на беспризорников. В интернатах живут дети местных оленеводов, что зимой кочуют по тундре. С осени до весны подростки постоянно проживают в при школе, а весной их забирают родители. А если родители не могут приехать в школу сами, то детей к стойбищу могут забросить на вертолете или вездеходе, варианты в общем есть разные.

Первые школы на Крайнем Севере появились в 1920-30-х годах. Тогда образование строилось на энтузиазме учителей, которые приезжали учить детей из семей оленеводов. И чаще всего учителям приходилось перенимать кочевой образ жизни, хотя они и делали попытки уговорить родителей отдать ребёнка в школу-интернат.

В 50-х годах на смену кочевым окончательно пришли школы-интернаты. Детей на вертолётах забирали от родителей на весь учебный год в посёлок, а это девять месяцев. Забирали всех, даже если родители не хотели. Всё было драматично: детей прятали, не хотели отдавать, часто ребёнка приходилось забирать в школу вместе с милицией.

Сейчас мало что изменилось. В основном дети народов Крайнего Севера по-прежнему учатся и живут в школах-интернатах. К ним привыкли, да и все взрослые кочевники в своё время прошли через них.

Взять, например, поселок Усть-Кара. Школа там появилась практически одновременно с самим поселком. Тогда под здание было выделено три небольших помещения в доме «Севкрайпушнины». Первыми в школу пошли дети промышленников, занимавшихся сбором шкурок песцов и лисиц у коренного населения – охотников и оленеводов.

Первым учителем и директором был Николай Катанаев…Так случилось, что в 1935 году к началу учебного года в Кару не завезли продуктов питания ни для школы, ни для кооператива, ни для «Севкрайпушнины». А за летние месяцы Николаю Катанаеву удалось, благодаря агитации и поездкам по оленеводческим стойбищам, собрать в школу 15 детей. Узнав, что детям придется голодать, оленеводы приехали в Кару и забрали школьников назад, уговоры учителя действия не возымели. Чтобы начальникам не удалось вновь начать собирать детей по стойбищам, тундровики перекочевали через Уральские горы. Так что 1935/36 учебный год фактически оказался сорванным.

В 1938–1939 годах в Каре взялись за строительство отдельного школьного здания с пришкольным интернатом… За 80 лет своего существования Карская школа прошла большой путь от трех неотапливаемых клетушек в здании «Севкрайпушнины» до нынешнего современного двухэтажного здания, где обучаются более ста ребятишек.

Так что, конечно, в размере школы нет ничего удивительного. Это не просто образовательное учреждение с классами. Тут на постоянной основе, с осени по весну, живут десятки, и даже сотни детей. Конечно, им надо обеспечить удобную жизнь, потому школа-интернат в подобных тундровых поселках и получается такой огромной.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/

RelatedPost