Древний народ, живший в Арктике до ненцев и вытесненный ими (сихиртя, сииртя, сиртя и т.п.)

Сихиртя — мифический низкорослый народ, не похожий на ненцев. Согласно ненецким преданиям, люди те были белокурыми и светлоглазыми. Они обладали большой силой, а еще очень ловко прятались, неожиданно появлялись или исчезали.

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Сихиртя умели добывать и обрабатывать железо (они слыли мастерскими кузнецами, носили красивую одежду с металлическими подвесками). После них ненцы находили различные «железки». Также сихиртя хранили серебро и золото.

Оленей, по легендам, сами они не приручали и не пасли, однако вместе с ними под землей жили мамонты («земляные олени»). Кормились сихиртя охотой и рыбалкой. Иногда они предстают охотниками на морского зверя или дикого оленя. Иногда выглядят рыболовами, применявшими не совсем обычные снасти — например, сети, оснащенные цветными балберами (поплавками) и каменными грузилами.

Сихиртя запрягали в нарты собак, а одежду сшивали нитями из собачьих сухожилий. Они не ставили чумов, а жили в землянках (пещерах). Ручкой наружной двери их жилища служил «рог» (бивень) мамонта — я’ хора.

Кстати, по-ненецки «си» это яма или дыра. Отсюда, по одной из версий, и пошло название этого исчезнувшего народа «люди из земляных отверстий» или пещер. Но вообще значение самого слова сихиртя (сирти, си-ирти) объясняют по-разному. Есть также предположения, что это производное от глагола «сихирць» (приобрести землистый цвет кожи). Или даже от названия жука «си» (в которого превращается душа умершего). Также у исследователя языка и культуры ненцев Г. Д. Вербова есть предположение, что «сихирцъ» означает чуждаться, избегать.

Эти названия сохранились до наших времен в отдельных топонимах: Сиртя-саля, Сиртя-яха, Сихиртя Седа, Сихиртя Пезя, Сихиртя Хой и т.п.

Согласитесь, описание очень похоже на гномов:

И интересно, что мифы о таких гномах хранятся по всему северу, и не только России. Если почитать легенды народов севера, например, саамов, которые живут на огромной территории — от Норвегии до Кольского полуострова России, а также ненцев, которые живут, в свою очередь, от Кольского полуострова до Таймыра, то везде в их легендах можно встретить гномов. Только называли их по-разному.

В Скандинавии их звали куфихтар или илда, в России чахкли и сихиртя. И везде они описывались как хитрые малорослики, которые могут людям помочь, а могут и заманить к себе под землю. По преданиям, обычные люди, увидевшие сихиртя, вскоре умирали. А еще сихиртя любили золото. Про эти легенды я подробно писала тут.

Но сейчас, в этой статье, хочу затронуть иной момент. Что интересно, некоторые ученые, в том числе археологи, считают, будто это не просто легенды, а такой древний народ, который застали саамы, ненцы, и прочие. И в сознании северян реальность и вымысел смешались. И так реальные вымершие племена сихиртя стали наделены характеристиками мифических существ, которые ушли под землю.

Научные подтверждение того, что сихиртя — не фантастические гномы, а реально существовавший народ

Легендам о сихиртя в наше время находятся все новые и новые археологические доказательства. А также существуют письменные источники, указывающие будто бы ещё совсем недавно, на всей территории проживания ненцев находились запустевшие, похожие на пещеры, жилища.

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Так, например, Иван Лепехин, совершивший в XVIII веке путешествие по ненецким тундрам, писал:

«Вся самоедская земля в нынешней Мезенской округе наполнена опустевшими жилищами некоего древнего народа. Находятся оные на многих местах, при озерах на тундре и в лесах при реках, сделанные в горах и холмах наподобие пещер с отверстиями. В сих пещерах обретают печи и находят железные, медные и глиняные обломки и, сверх того, человеческие кости. Русские называют сии домовища чудскими. Сии запустевшие жилища, по мнению самоедов, принадлежат некоторым невидимкам, называемым по-самоедски «сирти».

Об этом же повествовал А. Шренк, совершивший в 1837 г. большую поездку по Большеземельской тундре.

«Чудские пещеры» с остатками материальной культуры (к сожалению, безвозвратно погибшими для науки) он обнаружил в низовьях р. Коротаихи, впадающей в Баренцево море к востоку от Варандея и к западу от Югорского полуострова и хребта Пай-Хой.

О пещерах рассказывал и миссионер Вениамин в 1855 году:

«Река Коротаиха замечательна обилием рыбных промыслов и чудскими земляными пещерами, в которых, по самоедским преданиям, когда-то в древности жила Чудь. Пещеры эти в десяти верстах от устья, на правом берегу, на косогоре, который издревле по-самоедски назывался Сирте-ся — «Чудская гора».

Современные исследования это подтверждают: в раннем средневековье (V-X веках нашей эры) в субарктических широтах северо-востока Европы действительно жили племена охотников на морских зверей и северных оленей, этническая принадлежность которых не установлена.

Откуда этот древний народ пришел не известно, возможно, с нижней Оби, либо с берегов Белого моря (из земель, заселённых протосаамскими и чудскими племенами).

В настоящее время нет точных ответов, как долго эти племена заселяли субарктические территории и что случилось с ними впоследствии. Можно предполагать лишь то, что этот народ волей или неволей уступил пришедшим сюда ненцам свою землю, и либо вымер, либо куда-то ушел, либо ассимилировался с самоедами. Но скорее все это происходило одновременно.

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Усть-Полуй

Некоторые современные исследователи полагают, что северные и западные приморские тундры в средние века были заняты сихиртя, которые в свою очередь могли время от времени посещать ненецкие южно-тундровые и северотаежные селения для торговли, приобретения древесного сырья. Таким образом, контакты между жителями арктической и южной тундры (сихиртя и ненцами) были традиционными, хотя и не очень интенсивными. Вполне возможно, что между ними заключались браки, случались вооруженные столкновения, шел обмен товарами.

Языки ненцев и сихиртя были родственны (оба относились к самодийской группе), что облегчало их эпизодическое общение. По этому поводу имеется следующее замечание А. Шренка:

«Хотя сихиртя и говорят своим собственным языком, однако они понимают по-самоедски».

Однако с середины 2 тысячелетия нашей эры приуральские ненцы (так называемые «каменные самоеды») начали наращивать оленное поголовье и превращаться из охотников в пастухов. Это дало возможность и даже вынудило осваивать далекие тундровые пастбища. Ненцы Полярного Урала, приобской тайги, лесотундры и южной тундры стали кочевниками — вначале это была небольшая группа наиболее смелых и предприимчивых пастухов, затем в орбиту крупностадного оленеводства оказалась вовлечена основная часть ненцев. Земли сихиртя стали оленеводческими пастбищами.

Сами сихиртя отчасти были побеждены в военных столкновениях, отчасти присоединились к ненцам-оленеводам (преимущественно те, кто состоял в брачном свойстве с ненцами), отчасти вынуждены были скрываться — «прятаться в сопки», особенно в летнее время, когда оленеводы приходили в северные тундры.

И несомненно, что часть сихиртя влилась в состав ненцев.

Другими словами, сихиртя — не только предшественники, но и предки ненцев (большую часть которых составили выходцы из приобско-уральской тайги). Вполне возможно, что ненцы унаследовали от сихиртя некоторые хозяйственно-культурные традиции (приемы охоты на морского зверя, рыболовства, религиозные представления).

Следует также иметь в виду, что за собирательным фольклорным образом «сихиртя» скрывается огромная эпоха дооленеводческой истории Ямала, протяженность которой измеряется несколькими тысячелетиями.

Вообще процессы ассимиляции (слияния одних народов с другими при утрате одним народом собственного языка, своей культуры, национального культурного самосознания) происходят регулярно. Например, достаточно длительными были такие процессы у самодийцев (на севере самодийцев представляют четыре народа: ненцы, энцыи, нганасаны и селькупы). В мифах ненцев нередко упоминается о браках ненцев с сихиртя. И даже в наше время есть о том упоминания.

Так, например, А. Ханзерова (пос. Несь на п-ове Канин, 1968 г.) рассказывала, что ненцы из района Долгощелъя (тундра к западу от низовьев р. Мезень) считают себя потомками сихиртя. Так ей говорили, в частности, ее дед и бабушка (что они произошли от сиртя). Кто же такие сиртя, П. А. Ханзерова не знает; когда-то ей говорили, но она не помнит.

Кстати, интересно, что среди ненцев в самом деле встречаются блондины. Так я на Мезени лично видела девочку ненку, и волосы ее были белого цвета. При этом мать, и бабушка, и дедушка у нее типичные черноволосые ненцы. Я тогда подумала, что, наверное, отец девочки русский и потому она блондинка. Однако в том же году на Индиге (это уже Тиманское побережье Баренцева моря) мы познакомились с ненкой и она рассказала, что у нее светлые волосы, но выглядит это по ее представлениям некрасиво и поэтому она красится в черный цвет. Кто знает, вдруг и тут «виноваты» сихиртя, что могли быть среди их предков. Но это так — просто мое досужее размышление на тему.

Но вообще в любом случае можно предполагать, что ненцы и сихиртя изначально частично смешались (и этим можно объяснить то, что сказания о сихиртя сохранились в людской памяти до сих пор, да еще и так во-многом совпадают у людей, расселенных по огромным пространствам тундры).

Правда, со временем особенности жизни тех древних племен несколько исказились и приобрели сказочный характер:

Так, по ненецким преданиям жили они под землёй, под высокими сопками (их дома-сопки представлялись прикреплёнными к вечной мерзлоте железными верёвками), так как боялись дневного света, а на поверхность выходили только ночью или в туман.

Встречи с сиртя одним приносили горе, другим — счастье. Известны случаи женитьбы ненцев на женщинах сиртя. В то же время сиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума), наслать порчу на человека или напугать его. Есть упоминания и о военных столкновениях ненцев с сиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь.

В древних ненецких легендах есть упоминание о том, что территория священного для всего ненецкого народа места Харв Под, известного среди жителей НАО и Архангельской области как Козьминский перелесок, досталась ненцам в наследие от народа сихиртя, как, впрочем, и некоторые другие священные места.

Представление о сихиртя (сйртя) встречаются на всей территории расселения ненцев — от Канинского полуострова до Енисея. Характерна совершенная тождественность представлений, которые имеются у ненцев об этом народе.

Вот что говорили ненцы:

М. Ямкин (пос. Нядомарра вблизи древней Мангазеи, 1962 г.). — сихирча раньше были людьми, а сейчас они живут под землей, прячутся, их редко кто видит. Никто не знает, как они сейчас живут.

Г. Ямкин (пос. Тибей-Сале на р. Таз, 1962 г.) — сихиртя раньше были людьми, теперь только в ва’ал встречаются. Они живут под землей, в пещерах, прячутся от людей.

И. Салиндер. (пос. Ныда, 1962 г.) — сихиртя такие же люди, как все, но ростом меньше, на вид красивые, рыбу они ловят но ночам и выходят из своих пещер тоже ночью. В песчаных сопках находят их украшения {сихиртя еся — железо сихиртя). Сихиртя живут под землей. Когда ненцы осенью начинают ездить по льду, старики-спустя говорят «верхние люди начали ездить» (им это слышится как гром).

И. Квынги (Приуралье, 1966 г.) — сихиртя — люди, оставшиеся после потопа, спрягавшиеся под землю. Выходят из своих пещер ночью. В сопках находят латунные и медные чашечки и бляшки. Это сихиртя еся.

И. Ледков (пос. Красное на Печоре, 1964 г.) — сихиртя во время большой воды попали под землю, спрятались в сопках. Иногда встречаются по ночам. Говорят, их раньше видели на о. Долгом.

А. Е. Выучейская (пос. Нельмин Нос в Малоземельской тундре, 1968 г.) — сиртя — это люди, которые рыбачат только ночью. Если в озере мало рыбы, считалось, что ночью ее выловили сиртя. Женщины-сиртя очень красиво одеваются, на рукава паниц пришивают много колокольчиков, такие колокольчики находят в сопках. Раньше сиртя жили вблизи Нельминого Носа, там есть сопка с семью отверстиями, где они жили. Бывало ненцы ловят рыбу на одном берегу озера, а сиртя — на другом; их не видно, но слышно. Теперь сиртя не встречают, они ушли в неизвестные места.

Ф. Е. Лаптандер (пос. Нельмин Нос, 1968 г.) добавила, что сопка с пещерами называется Клад седако (т. е. сопка с кладом). Считалось раньше, что там живут сиртя пирибтя (девушки-сихиртя). Женщины, которые собирали возле сопки морошку, слышали, как звенят колокольчики на их паницах.

Так рассказывают люди, отделенные друг от друга сотнями и тысячами километров и никогда друг друга не видевшие. Можно было бы привлечь аналогичные сведения, записанные А. Шренком в большеземельской тундре, В. Н. Чернецовым и Л. П. Лашуком на Ямале.

Раскопки, подтверждавшие существование древних людей в Арктике

В 1929 году В. Н. Чернецов сделал частичные раскопки памятников на Тивтей саля и Хахэн саля. Он, побывав на Ямале, как раз и обнаружил памятники древнейшей культуры, оставленные предположительно именно сихиртя, а не позднейшими ненцами. Им были обнаружены землянки, свидетельствующие об оседлом образе жизни, остатки гончарства и следы интенсивного морского промысла. В. Н. Чернецов дважды опубликовал важный археологический материал из землянок на мысе Тиутей-сале при слиянии рек Сер-яха и Тиутей-яха (на западном побережье Ямала под 71°30′ с. ш.), который он датировал VI-IX вв. и не без оснований приписывал сихиртя.

Усть-Полуй

Усть-Полуй

В 1935 году важнейшим открытием стали находки «Усть-Полуя». Понятие «усть-полуйская культура» вошло во все хрестоматии по археологии, в этом прежде всего заслуга Чернецова, который просмотрел и проанализировал все 12000 находок. «Гвоздем» поискового сезона были раскопанные остатки крупной бронзолитейной мастерской. На земную поверхность были извлечены формы, модельки, много литейного брака — все это свидетельствовало о высоком уровне металлургического производства у устьполуйцев. А резные вещи с изображением животных и птиц, обнаруженные в жертвеннике на Ангальском мысу, Валерий Николаевич сразу отнес к художественным произведениям мирового масштаба.

С конца 70-х годов в общей сложности на Ямале обнаружено уже более 70 древних поселений, стоянок, святилищ. Судя по материалам изученных на сегодняшний день памятников, освоение Ямала началось в эпоху энеолита (медно-каменного века) на рубеже 3-2 тысячелетий до н. э. Самые древние стоянки обнаружены на реках Еркута яха, Пыри яха (Щучья), озерах Яро» то, на мысу Яр» саля; следовательно, первоначально были заселены юго-западные и южные районы полуострова.

Среди древних поселений выделяется обнаруженное в 1990 году городище Ярте-6 в устье реки Юрибей. Главным занятием обитателей городища Ярте была охота: возможно, где-то неподалеку проходили пути миграции стад диких оленей, находились места их весенних и осенних переправ через р. Юрибей. Соседние проточные озера являлись превосходными рыболовными угодьями.

На городище найдены грузила для сетей, вязавшихся, по-видимому, из травяных нитей. 

Обилие культовых предметов, утонченных изделий позволяет судить о высоком уровне духовной и художественной культуры, возможно, шаманском искусстве жителей «Ярте». О былых сражениях свидетельствуют остатки оружия и неоднократно обновлявшихся оборонительных рвов тундровой крепости. Городище стоит на крутом мысу у озера, название которого переводится с ненецкого «Сопкастое» («Ярте»). Так подтверждается историческая реальность легендарных сихиртя — «людей, живущих в сопках«.

В последнее время ученые все чаще находят в приполярных районах Западной Сибири археологические памятники. Близкий пример — Сугмутское месторождение Ноябрьскнефтегаза, на котором недавно проводились раскопки. Некоторые из исследуемых памятников датировались пятым тысячелетием до нашей эры.

Было сделано много находок, в их числе и уникальные — маленький слиточек бронзы и основание металлургического горна.

В 1980-1990-х годах в районе реки Печоры были найдены остатки укрепленных поселений (племенных центров): городище в устье реки Гнилки, рядом с Пустозерском и Ортинское городище в устье реки Печоры. Поселения датируются VI-X веками нашей эры. В городищах сохранились развалины дерево-земляных оборонительных сооружений, бревенчатых жилищ и хозяйственных построек, украшений и предметов обихода.

Также на реке Гнилка найдено жертвенное место (периода VI-XIII в. или начало XIV в.). Состав находок на реке Гнилке по временному срезу аналогичен святилищу на острове Вайгач. Некоторые святилища на острове Вайгач сохранялись и после XIII столетия, неся следы новой, ненецкой культуры.

Расскажу немного, для примера, про Ортинское городище. Это была прямоугольная деревянная крепость, размерами — около 65 х 70 метров. Оборонительные сооружения представляли собой систему рвов и валов. Стены были сооружены из вертикально поставленных бревен. На городищной площадке прослеживались следы наземных жилищ, расположенных вдоль длинных сторон крепости двумя рядами.

Открыл и изучил Ортинское городище — археолог О. В. Овсянников. При раскопе Ортинского городища он нашел около 1500 предметов из чёрного и цветного металла, костяные наконечники стрел, культовые предметы с изображением животных исполненных в так называемом «зверином стиле», в частности, литые бронзовые изображения пантеры и медвежьей головы.

О.В. Овсянников полагает, что нижнепечорские городища второй половины I тысячелетия нашей эры (Ортинское и Гнилка) служили племенными центрами местного населения, известного под именем летописной «печеры» или «сииртя».

Как жили древние люди в Арктике

Существуют материалы арабских источников и русских летописей, в которых можно обнаружить косвенные указания на наличие в прошлом в приполярной зоне какого-то населения, отличного от самоедов и угров, а также более поздние известия Линсхотена и других путешественников, которые описали живших еще в XVI-XVII веках на Новой Земле, Вайгаче, Варандее полуоседлых охотников, одежда, орудия охоты, жилища которых были несопоставимы с ненецкими (глухая одежда у мужчин и женщин, землянки и жилища из китовых ребер, гарпуны с костяными наконечниками, кожаные лодки и т. д.).

Например, в 1556 году английская экспедиция Стивена Барроу встретила у Вайгача русскую лодью «прошитую лыком», прибывшую сюда из Холмогор. Они рассказали, «что здесь на главном острове, живёт народ, называемый самоедами и они враждебно относятся к пришельцам». Сообщения англичан того периода свидетельствуют о том, что на Вайгаче и на материковом побережье пролива Югорский Шар ненцы к середине XVI века вытеснили аборигенов («диких самоедов») – морских охотников и рыболовов, которые строили жилища и укрытия-землянки или жили в пещерах.

Легендарных морских охотников – сихиртя, сменили самоеды (ненцы) – оленеводы и охотники. Из сообщения Барроу следует, что только на Вайгач «дикие самоеды» не пускают чужеземцев. Ослушникам же грозит смертная казнь. Видимо, это было связано с тем, что на острове находилась загадочная Хебидя-Я – «Священная Земля», где располагались главные святилища загадочного аборигенного народа Севера – сихиртя. И грозными её стражами становились легендарные «дикие самоеды», не отличавшиеся особой свирепостью на материковом побережье.

Все это интересно, но если опираться конкретно на современную науку и археологические находки, то более-менее точно можно утверждать лишь то, что в отличие от современных ненцев, которые кочуют за оленьими стадами и живут в чумах, древние люди обитали в полуземлянках, площадь которых достигала иногда 150 квадратных метров. Это позволяет предположить, что они вели оседлый образ жизни.

При оседлом образе жизни все хозяйство держалось на охоте, рыболовстве и собирательстве. Основными промысловыми видами был дикий северный олень, бобр, лось. С V-IV тысячелетий до нашей эры известно запорное рыболовство. Кое-где в жилищах обнаружены следы содержания оленей — это древнейшее свидетельство о том, что велось и так называемое «избенное» оленеводство.

Непременным спутником древних людей была собака. Усть-полуйцы ездили на собачьих упряжках. Изотопный анализ останков собак и человека с Усть-Полуя, живших в период 250-150 лет до н. э., показал, что люди кормили собак рыбой.

Из оружия усть-полуйцам были известны лук и стрелы, легкое копье и костяной гарпун.

Орудия труда традиционны для человека каменного века, эпох бронзы, железа — дротики, копья, топоры, скребки, проколки и т.д. Изготовлялись они как из камня, так и из железа.

Селились семьями, которые имели строго ограниченные угодья, и подобная система хозяйствования не способствовала общению между жителями. Семьи были изолированы друг от друга, и первые военные конфликты фиксируются с первого тысячелетия до нашей эры.

Точными данными о внешнем виде этих древних людей наука не располагает. Историки придерживаются мнения, что внешне сиртя мало чем отличались от ханты, ненцев, селькупов. Но это только гипотеза.

 

 


Источники:

https://sibac.info/studconf/science/ii/27428
http://nvinder.ru/article/vypusk-no-74-20276-ot-18-iyulya-2015-g/8604-o-chem-molchat-chudskie-yashchery-rovesniki
https://research-journal.org/art/etno-mifologicheskie-obrazy-i-simvoly-v-dekorativno-plasticheskoj-kompozicii-legenda-o-sixirtya-teoreticheskij-aspekt-chast-2/
http://lib7.com/folklor-i-etnografija-narodov-mira/1842-nenetskie-predanija-o-sihirtja.html
http://www.rgo-sib.ru/science/279.htm

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/