Как финны в Карелии свою национальную идентичность искали

В начале 19 века, несмотря даже на то, что Финляндия уже была присоединена к России, господствующее положение в стране все равно продолжал занимать шведский язык. На шведском велось преподавание в школах и университетах, на нём же публиковалось большинство научных трудов, и он абсолютно преобладал в крупнейших городах Финляндии.

Рисунки: Костюм незамужней женщины из Кимасозера, серьги, костюм лесоруба.

Рисунки: Костюм незамужней женщины из Кимасозера, серьги, костюм лесоруба.

Дневник Луиса Спарре. Хозяйка из Кимасозера.

Дневник Луиса Спарре. Хозяйка из Кимасозера.

Финский же оставался языком простого народа, был распространён преимущественно в сельской местности, на нём велись лишь богослужения. Вместе с тем, определенные слои финского населения были недовольны этим положением.

Вообще, тут надо сделать сноску. Дело в том, что в этот период во многих странах мира господствовали идеи так называемого «романтического национализма»: тяга к идеализации национального прошлого и культуры. В качестве силы, сплачивающей нацию в единое целое, рассматривалась не только историческая традиция, но и наличие общего языка.

В России тогда началось составление словарей «живого» и «народного» языка (словарь Даля) и переработка на его основе литературной нормы. Многие представители интеллигенции «пошли в народ», все чаще у них стали возникать идеи углубленного познания родных территорий, а не только зарубежных. В таких странах, как Норвегия и Греция, движение за «очищение» языка от «чужеродных» привнесений имело весьма далеко идущие последствия, став основой для складывания современного литературного языка.

Так вот, в Финляндии тоже начало назревать движение за возврат финского языка, за признание его — государственным, вместо шведского. Финны, увлечённые идеями западного романтизма, провозгласили финский язык одним из главных признаков нации.

И именно из этого течения «романтического национализма» у представителей финской художественной интеллигенции в 1890-е гг. возник повышенный интерес к Карелии. Считалось, что в Карелии сохраняется калевальский уклад жизни, и финское искусство может создаваться лишь на его основе.

А началось все, что интересно, с Калевалы.

Айно

Айно

Вейнемейнен

Вейнемейнен

Лемминкяйнен

Лемминкяйнен

Калевала — «карело-финский эпос», который в середине 19 века собрал и переработал Элиас Лённрот. То есть это такое новодельное литературное авторское произведение, составленное на основе собранного по деревням устного народного творчества. Лённрот произвёл отбор разных вариантов разрозненных народных эпических песен, сгладил некоторые неровности, сюжетно все связал.

И именно после издания Калевалы начались особо бурные разговоры о Карелии в просвещенных финских кругах. Народ вдруг обрёл свой эпос!

Это привело к расцвету самосознания финской нации. Карелия являлась той землёй, где сохранились песни и обычаи предков. Молодые учёные, фотографы, художники, писатели двинулись в Карелию за вдохновением. Пик этого движения пришелся на 1890е годы.

Луис Спарре и Аксели Галлен-Каллела (справа) в декабре 1890 г. после путешествия в Русскую Карелию.

Луис Спарре и Аксели Галлен-Каллела (справа) в декабре 1890 г. после путешествия в Русскую Карелию.

Многие видные деятели науки и искусства стремились пройти «тропами Лённрота». Так, по северным карельским деревням в 1892 году проехали Луис Спарре и Аксели Галлен-Каллела — основоположники карелианизма. В результате у обоих художников появились целые циклы работ по мотивам «Калевалы».

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/