Неприятные приключения на Новой Земле

Как бы не был привлекателен мыс Меншикова, но все-таки нашей целью были таинственные берега карского побережья Новой Земли. После того, как мы вдоль и поперек обошли погранзаставу на мысу, случилась непогода, длившаяся несколько дней. Штормовой северный ветер гнал на нас тучи непроглядного тумана и нескончаемые дожди. Должно быть, весь этот холодный воздух вместе с осадками приходил сюда с самого Карского моря.

Тригопункт

Тригопункт

Новая Земля

Новая Земля

Мы же в то время прятались в нашей маленькой каютке, ожидая благоприятных условий для продолжения нашего маршрута — топили печку, слушали радио, и лишний раз старались не высовывать носа на улицу.

Во время этой штормовки произошло с нами одно неприятное приключение, а именно визит белой медведицы прямо на наш тримаран. Дело было ночью, когда мы мирно спали, укутавшись в свои мокрые спальники. Собак мы изгнали в кокпит, потому как погода была не холодной, а в каюте они сильно мешали. И ничто не предвещало каких-то неприятностей, но вдруг я был вырван из объятий Морфея самым натуральным собачьим ором. Еще ничего не соображая, я подскочил на койке, разметывая вокруг себя влажные тряпки, открыл люк над головой, и, по-прежнему ничего не понимая, встал там в полный рост, высунувшись из люка по пояс.

Крачка

Крачка

То, что я увидел, потрясло меня до глубины души: на корму тримарана из воды лезла медведица, которая еще и привела сюда своего медвежонка в придачу. Ранее я считал такое просто невозможным, но вот это случилось. Медведица явно не боялась собак, которые продолжали на нее бешено лаять, делая угрожающие выпады в сторону кормы, но не покидающие кокпита. Она не то что бы боялась их, а просто напрягалась, явно взвешивая за и против, поставив уже передние лапы на палубу, и думая — лезть ей дальше, или все-таки остаться в воде. К счастью, медведицы с медвежатами всегда более осторожны, чем одинокие самцы, и поэтому что-то однозначное решить она не могла и колебалась.

Я просто остолбенел от этой картины. Мне тоже не было страшно, но я впал от такой наглости в настоящее бешенство. «Да что эта гадина себе позволяет!? Как так, брать и лезть на человеческий тримаран!?» Впрочем, как я сказал выше, я пока еще не в полной мере проснулся, и потому не смог даже осмысленно выругаться — я просто нечленораздельно заревел на животное, выкатив глаза и скорчив страшную рожу. И, похоже, это произвело должный эффект. Медведица от такого явно передумала лезть на такую привлекательную и аппетитно-пахнущую лодку, потому что опасность тут явно перевешивала возможные прелести. Она несколько отпрянула назад. Я же в тот момент, приходя уже в себя нырнул обратно в каюту, чтобы появиться из нее через несколько секунд с веским аргументом.

Но аргументы в виде ружей были надежно упакованы в гермомешки, и пока я пытался выдрать из одного из них ружье, которое, как на зло, за все зацеплялось, продолжая при этом все так же нечленораздельно ругаться — до глупой медведицы окончательно дошло, что она серьезно ошиблась в выборе цели для разграбления. Она уже уверенно оттолкнулась лапами от борта и стремглав понеслась вплавь на берег. А я все-таки смог достать ружье, и с мыслями о том, что «вот сейчас ты у меня дорогу сюда забудешь», немного отпустил проклятых хищников, чтобы они отплыли подальше, и несколько раз выстрелил по воде дробью, так чтобы рикошетящие дробины не достали их, но напугали.

Белый медведь

Белый медведь

Белый медведь

Белый медведь

С тех самых пор я начал переживать по поводу медведей сильнее, чем раньше. Теперь уже стоянка на якоре в сотне метров от берега не казалась нам столь безопасной, и я думал, что как-нибудь уйдя куда-нибудь, по возвращении всегда можно обнаружить свою лодку сильно поврежденной и разоренной. Это оптимизма мне не внушало. Но зато погода постепенно улучшалась, и, наконец, настал день, когда мы собрались покинуть наш безопасный залив.

Однако, судьба уже распорядилась таким образом, что никуда уйти нам было не суждено. Мы подняли якоря, аккуратно пробрались среди отмелей к протоке, соединяющей лагуну с морем. Стоило мне войти в нее и преодолеть первый поворот русла, как оба мы с огромным удивлением увидали, что хода нам дальше нет. Все море было покрыто отдельными мелкими льдинками, пройти через которые, наверно, можно было при большом желании, но мы решили этого не делать, и просто повернули обратно.

Мыс Меншикова

Мыс Меншикова

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Дело в том, что лагуна на мысе Меншикова отделалась от моря неширокой галечной косой, которая имела такую высоту, что даже встав на рубку тримарана море было не разглядеть. А так как после прошедшего шторма никто из нас на берег не высаживался — мы вовсе и не предполагали, что на море появился лед. Ах, как мы будем кусать локти в будущем, что не попытались тогда пройти через это жиденькое поле. Но, может, так оно оказалось и к лучшему: в у нас тогда еще имелись свежие воспоминания о том, как мы пытались пролезть через подобные поля к Кусовой Земле, и что тогда все это заканчивалось паническими поисками выхода из ледяного лабиринта. Кто знает, что ждало нас дальше на Меншикова? Вероятно, решение остаться в лагуне в итоге стало самым правильным и безопасным.

Тримаран

Тримаран

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Так начался очередной этап нашего второго новоземельского похода. Я должен сказать, что все последовавшие события вообще стали одним из переломных моментов нашей жизни. Это был и новый опыт, и испытание, заставившее нас переосмыслить техническую сторону наших путешествий. Да и вообще, все это имело очень драматичный характер для нас. Мы же, тем временем, вернулись на то же самое место, где находились несколько последних дней, отдали якоря, и решили ждать, когда лед исчезнет сам собой, как это случилось на Кусовой Земле. Но на следующий день льда в море стало только больше, а через день — еще больше, и еще, и еще. В конце концов, нам начало казаться, что все Карские Ворота забило одним сплошным ледяным полем.

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Погода установилась хорошая, но делать нам стало нечего. Мы бесконечно слонялись по тундре между лагуной и погранзаставой. И на каждом таком выходе я глядел в бинокль на горизонт, который теперь не предвещал уже совсем никаких улучшений. Дело в том, что когда над льдами образуется низкая облачность, то разводья можно угадать по их «отражению» на небе. Точнее, это выглядит как потеменения среди сплошной белой пелены над морем. И всякий раз, когда я разглядывал окружающий лед в бинокль, эти потемнения появлялись то там, то сям, иногда где-то даже действительно показывался кусочек черной воды среди сплошной белизны, но в итоге я понимал, что плотность льда только увеличивается. Ветра при этом дули исключительно слабо, и это лишало нас всякой надежды на скорое освобождение.

Родиола розовая

Родиола розовая

Золотой корень

Золотой корень

Картина произошедшего мне была предельно ясна: тот самый шторм с северным ветром, после которого мы тут застряли, притащил весь этот лед сюда с Карского моря, загнал его в пролив, и теперь он, видимо останется тут до тех пор, пока его снова куда-нибудь не выдует. Хоть Карские Ворота и славятся своими сильными течениями, но течения эти идут ближе к Вайгачу, а тут, у Новой Земли, по-видимому находится некая застойная зона. Как-то раз залезши на световой знак на мысе в очередной погожий денек, мы как раз смогли наблюдать, как льдины кружатся будто бы в огромной воронке, которая никуда не сдвигается, а просто вот так вот вертится на месте. В общем, все это было очень печально.

Мыс Меншикова

Мыс Меншикова

Ледовитый океан

Ледовитый океан

Чтобы развлечь себя чем-то еще, как-то раз мы попробовали сплавать на байдарке вглубь лагуны, туда, где в нее впадала пара речек. Однако, должен сказать, что ничего особенного мы там не увидели. Все-таки это Новая Земля, одно из немногих мест, выглядящих совершенно девственно. И в самом деле, ничего кроме полчищ гусей и все той же тундры, лишенной любых следов человека, там не было.

Новая Земля

Новая Земля

Новая Земля

Новая Земля

Тогда же, кстати, от нас в очередной раз убежал Степа, отказавшись садиться в байдарку. Этот дурак, видимо, собирался вернуться на тримаран пешком, но что-то у него там не получилось. Несколько дней спустя, когда пес так и не пришел, мы поехали его искать, и нашли его обреченно сидящим ровно в том месте, где мы причаливали в прошлый раз. Вот такие вот у нас были развлечения — костер, охота, прогулки на заставу, поездки на байдарке по губе, прогулки по окрестностям, опять костер из плавника на косе. И постоянное разглядывание льда в море.

Пьем чай

Пьем чай

Пень

Пень

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/