Переход с Кусовой Земли и первое изучение Мыса Меншикова с его огромным абандоном

Почти все время, что мы находились в нашем заливе после того, как перешли сюда, спасаясь ото льда, — мы просто проспали. Погода была ужасной, первые впечатления от Новой Земли оказались слишком мощными. Силы как-то сразу нас покинули. Но настало время, когда, туман, наконец, куда-то весь унесло. Ветер тоже не поднялся, и установилась солнечная тихая погода. Тогда вернулась и бодрость.

Родиола розовая

Родиола розовая

Русты родиолы розовой на обрыве

Русты родиолы розовой на обрыве

Я очень удачно поохотился с байдарки на казарок. Это явно трактовалось, как хороший знак. И в тот же вечер мы с Наташкой долго разделывали кучу добычи: теперь-то ни у нас, ни у собак еще долго не будет проблем с пищей. И когда с гусями было покончено, оставалось только набрать воды в дорогу и отправиться к мысу Меншикова.

Я, помнится, наполнял наши канистры кружкой из ручейка, Наташка прибиралась на лодке, а Сева на кого-то остервенело лаял, невидимый за складками местности. До этого мы еще ходили гулять все вместе и не видели на море ни одной льдинки — все было именно так, как мы и хотели. Только теплый ветерок с юга и гладкая синяя, сияющая рябью вода под солнцем, светящим с безоблачного неба.

Кусова Земля

Кусова Земля

Кусова Земля

Кусова Земля

В общем, тянуть было нечего. Я забрал с берега отставшего со своим лаем Севу, и мы легко выбрались в пролив, поведший нас к морю. Тут-то и выяснилось, на кого так азартно орал Сева: через широченный пролив греб одинокий олень. Я так подумал, что тот, гонимый собакой, перебежал через гору, плюхнулся в воду, и пока мы проходили через все мели, он неспешно плыл к полуострову Пиритовому. Но завидев тримаран, олень заметно припустил.

На берегах до сих пор снег

На берегах до сих пор снег

Плывущий олень

Плывущий олень

Олень у Новой Земли

Олень у Новой Земли

Нам, конечно, хотелось посмотреть на него вблизи, и я тоже поддал газку. Спустя какое-то время, мы неизбежно настигли животное, которое гребло своими копытами со скоростью около 7 км/ч. Подумать только! Без всяких ласт олени плавают на такие расстояния с такими скоростями! Он вращал глазами, оглядывался на нас, пока Наташка его фотографировала, но по всему было видно, что он нисколько не устал.

Плывущий олень

Плывущий олень

Скоро мы отвернули и направились в свою сторону. Олень же умчался туда, куда он хотел. А мы уже проходили между Пиритовым и Большим Логиновым, глазели на заброшенную избу, а потом — на остатки какой-то полярной станции. Рассуждали о наших дальнейших действиях.

Скала

Скала

Заброшенная изба

Заброшенная изба

Остров Большой Логинов

Остров Большой Логинов

Остров Большой Логинов

Остров Большой Логинов

Да, нам скорее хотелось достичь Карского моря, но мы знали, что на мысе Меншикова, который границу морей и обозначает, вроде как есть что-то интересное. Но мы не знали, что это конкретно, поэтому просто решили, что остановимся там только в том случае, если объект действительно привлечет наше внимание. Иначе — пойдем дальше до первого же убежища на Карской стороне.

Маяки Мыса Меншикова

Маяки Мыса Меншикова

Но уже километров за 10 до мыса нам стало понятно, что просто так взять и пройти его мимо нам не удастся. Сперва, конечно, стали видны оба тамошних маяка, знакомые нам по чужим фотографиям. Правда, тот, что должен был стоять повыше, теперь разрушился, от него со скалы торчал только небольшой огрызок. Второй же стоял на месте. А вот чуть севернее на берегу отчетливо виднелось множество каких-то строений, о существовании которых мы даже не подозревали.

Погранзастава Мыс Меншикова

Погранзастава Мыс Меншикова

Я разглядывал весь этот «поселок» в бинокль и не верил своим глазам. На высоких берегах стояли шеренгами разные машины; среди домов торчала караульная вышка, блестящая целыми стеклами; чуть поодаль виднелись большие кирпичные здания и труба котельной. С моря все это выглядело совершенно жилым. Но так как мы не слышали об этом месте совершенно ничего, то предположили, что здесь все-таки расположен заброс. На карте я видел очень удобную лагуну, лежавшую километрах в четырех от самого мыса. Туда-то мы и направились.

Мы медленно и аккуратно подходили к галечной косе, отделявшей залив от моря. Я разглядывал его в бинокль и никак не мог найти протоки. А протока обязана быть где-то здесь, так как не может же быть такой залив закупоренным наглухо! Ведь в него впадает штуки 3 реки, да и течения при приливах и отливах там, должно быть, очень сильны. На карте-то она нарисована, но вот что там на самом деле, я не понимал, так как издалека видел только серую гальку, плавник на ней, какие-то явно рукотворные кучи все той же гальки. Что это за кучи, кстати? Так мы подходили и подходили, пока на поверхности моря я не стал замечать характерные буруны, образующиеся в устьях рек. Собственно, вот она и протока!

Наш тримаран

Наш тримаран

Зашли мы без каких-либо сложностей. Разумеется, возле устья проползли через небольшой бар, намываемый потоком, бьющим из узкого пролива. Проливчик этот — протока — всего метров 15 шириной. Мы в него влезли против сильнейшего течения, и уже за косой нам открылась огромнейшая лагуна. И тогда, прорываясь через течение на полном газу, я представлял, как весь объем здешней воды сейчас выливается через эту крошечную дырку. Но стоило нам отойти от нее, как течение ослабло. Вдоль самой косы под водой имелась глубокая промоина, но если отвернуть от берега, то тут же становилось очень мелко. Так мы проползли еще немного и встали на якорь. Разумеется, придя сюда, мы не смогли усидеть на месте. Как можно прозябать, когда у тебя прямо под боком такое!

Те самые кучи на косе, о которых я уже говорил, и напротив которых мы встали, в самом деле оказались рукотворными. Когда-то и для чего-то их сгребли сюда бульдозером. А там где коса заканчивалась, упираясь в высокий берег — виднелась настоящая дорога, посыпанная укатанной галькой. Видимо, гальку для дороги тут и добывали. И, надо полагать, именно сюда причаливали какие-нибудь самоходные плашкоуты с пароходов, встававших где-то в море, и по этой самой дороге машины возили выгружаемые припасы.

Насыпи

Насыпи

Губа наша, кстати, оказалась поистине огромной. Я это понимал сейчас, стоя на верхушке галечной кучи и разглядывая ее далекие берега. Прямо целое озеро соленой воды, стоя внутри которого, ты защищен от любых морских напастей. Вдоль косы идет глубокая промоина в несколько метров глубиной, а тримаран сейчас стоит над мелью. Что там дальше с глубиной — мы пока не знали.

Кстати, когда мы еще заходили в протоку, то наши собаки разбежались. Сева убег на противоположный от косы берег, и по началу долго там орал, боясь переплывать через поток, и видя, что лодка теперь далеко от него. Но в итоге я сходил за ним пешком в сапогах прямо по воде, показав ему, что он здесь в любом случае не утонет, а затем спустился к Наташке. Мы немного поразглядывали всякую всячину, лежащую на пляже среди плавника.

Дверь с шильдом, на котором значится, что это дверь от картофелехранилища, вмещающего 5600 кг картофеля. «Почему именно 5600, а не ровно 5 или 6, или, на худой конец, 5500?». Весло от лодки. Обрывки медного кабеля. Как обычно, кухтыли.

Весло

Весло

Весло

Весло

Пемза

Пемза

Дверь

Дверь

Ну и, собственно, вот она — дорога. Состоит из двух слоев: на земле лежат бревна, как на гати, а сверху все это засыпано галькой. Мы поднимаемся на нее, и я опять весь в предвкушении разглядываю в бинокль Объект. Огромный поселок, совершенно мертвый на вид, но выглядящий издалека прекрасно сохранившимся. Отсюда я уже могу в подробностях разглядеть и здания, и штабеля кирпичей, и машины. Убираю бинокль, и мы отправляемся вперед.

Дорога

Дорога

Дорога

Дорога

По пути, конечно, идут обсуждения того, сколько же нам времени потребуется на разведку. Понятно, что за раз мы не управимся. Но сейчас стоит такая чудная погода — почему бы не побыть тут, скажем, дня три? Ведь солнце будет светить всегда, ветер не будет раздувать, льда больше нигде не видно! Мы можем себе позволить потратить на мыс Меншикова несколько дней. А дальше будет Карская Сторона с ее совершенно спокойным и предсказуемым, по рассказам, климатом. Там всякие речки, фактории, полная неизвестность, белое пятно, которое посещали лишь немногие. Все это у нас впереди. Меня, конечно, беспокоят наши запасы топлива, но это не беда, где-то пройдем под парусом. Да и вообще, по хорошей погоде и расход будет меньшим. В общем, волноваться нам не о чем.

Дорога

Дорога

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Путь к погранзаставе

Путь к погранзаставе

Баренцево море

Баренцево море

Но тут дорога заканчивается, мы спускаемся на очередную косу и проходим мимо еще одного залива, чем-то напоминающего тот, в котором стоим мы, только он гораздо меньше, и с морем его соединяет совсем узкий ручеек, который мы легко переходим вброд. Дальше уже начинается, собственно «поселок». Он растянут километра на 3 и стоит на возвышенности большого мыса. На берегу лежат какие-то стальные конструкции, вездесущие запчасти от двигателей, бочки. Снова появляется дорога, ведущая к большому кирпичному зданию с трубой. Наверно, котельная. Мы решаем начать именно с нее, и потом двигаться по верху в сторону маяков.

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Электростанция

Электростанция

Ну, как описать заброс? Как пепелище ядерной войны? Как помойку? Не знаю, это нечто среднее. Мы обожаем все эти давно покинутые помойки и дестрой. Тут все то же самое. Заросшая цветами дорога, по сторонам от которой в беспорядке свалены то ломаные бетонные плиты, то кучи хозяйственного мусора — какие-то рваные сапоги, консервные банки и прочее дерьмо, к которому не хочется прикасаться. И всюду какие-то разбитые механизмы.

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Вот, например, огромный трансформатор, таящий внутри себя несметные богатства виде медных обмоток. И здание, из красного, полурассыпавшегося от зимних морозов кирпича. Я аккуратно выглядываю из-за угла, заглядываю в дверной проем, держа оружие наготове. Все это делается на предмет белых медведей. Но опасностей тут нет, к тому же и Сева все предусмотрительно прочесывает. Мы заходим внутрь. Это электростанция. Подсобное помещение с запчастями, распределительный щит, потом — зал с большим дизельгенератором.

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Электростанция

Опять это прекрасное чувство, что высадился на другой планете и сейчас совершенно безнаказанно копаешься в сердце погибшей цивилизации. Тут нету никого кроме нас. Весь этот поселок теперь, пока мы тут, принадлежит только нам. Каждое здание скрывает в себе загадочные артефакты, которые мы с наслаждением и расстановкой сейчас будем изучать. Они беззащитны перед своими новыми хозяевами в нашем лице. Из электростанции мы переходим к другим домам, которые оказываются сильно разрушенными и не интересными.

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Подсобные помещения

Потом идем к сваям недостроенного фундамента чего-то большого, но и там не находим ничего привлекательного.

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Петя

Петя

Остатки построек

Остатки построек

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

После этого, понятное дело, скорее хочется отправиться туда, где виднеется караульная вышка, ибо там все выглядит гораздо более заманчиво. Пойдем мимо машин, посмотрим на них вблизи.

Емкости для топлива

Емкости для топлива

Брошенная техника

Брошенная техника

И минут 10 спустя, когда Наташка отстала с фотоаппаратом, я уже заглядываю в цилиндры очередного лежащего на земле разукомплектованного двигателя. В блоке зияет большая дыра, видимо, пробитая оборванным шатуном. Потом подхожу к одному из пары грузовиков поближе.

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Заброшенная погранзастава на мысе Меншикова

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Вообще, можно подумать, что их будто бы ломали специально, расстреливали взрывали, либо давили тракторами. Ну а что? Надо же военным на «точке» как-то развлекаться. Но все это только кажется.

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

На самом деле, когда ты так и не находишь на дырявой кабине ни характерных следов от пуль или осколков, ни рваных лоскутов металла, то понимаешь, что все это просто съедено коррозией, и теперь машины сливаются с ландшафтом настолько органично, что мне кажется, будто они стоят тут тысячу лет — они не вызывают никакого ощущения чужеродности. Как, например, камни, или кочки с цветами.

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

Брошенная техника

И снова мы идем все вместе по дороге. Снова проходим мимо скоплений различной техники, осматриваем ее, в очередной раз поражаемся разрушениями, которые нанесло этим машинам само море. Я, признаться, нигде прежде не видел такого, чтобы даже гусеничные трактора сгнивали до дыр. Ведь все эти машины, если присмотреться — совсем не старые, они изготовлены не ранее середины 80х годов. Сколько они тут стоят, мы пока не знаем, но видим, что сейчас они буквально рассыпались в труху. На той же ЗФИ, где техника стояла без движения более 20 лет, мы такого не видели. А тут причиной является, возможно, теплое море и влажный теплый ветер.

Тригопункт

Тригопункт

Техника

Техника

Дорога, вся заросшая ромашками, приводит нас к складу ГСМ. Воздух здесь пропитан ароматом солярки. О, этот запах! Как же мы любим его! Именно так должен пахнуть хороший заброс: терпкий запах арктического дизтоплива.

Кстати, дома у меня есть старые рабочие варежки, в которых я черпал ведром такую же солярку из такой же емкости на Греэм-Белле, и они навечно пропитались этим ароматом, и теперь я их иногда нюхаю украдкой, когда надеваю. Запах будит во мне яркие воспоминания о полярных пустынях. А тут — десять из десяти — Новая Земля, каменистая тундра, ромашки, ржавый экскаватор на фоне бетонного бокса, запах топлива.

Олени

Олени

Из-за холмика вдруг появляется пара оленей, которые против света не видят нас и продолжают идти в нашу сторону. Вслед за ними появляются еще несколько. Собаки срываются к ним, и с лаем бегут на замешкавшихся животных.

Казарма и общежитие

Казарма и общежитие

Трактор

Трактор

Затем мы облазили склад различного имущества и узел связи с кучей развороченной аппаратуры вокруг него и наконец оба уже устали.

Запчасти

Запчасти

патроны

патроны

Противогаз

Противогаз

Оставался еще жилой «дом» для офицеров и казарма, совмещенная со штабом. Ну, про дом это сказано не верно. На самом деле, это было сооружение, состоящее из множества составленных рядом ЦУБов, которые позже были прямо так всей кучей облицованы кирпичом. Собственно, из этого и получился «дом». Казарма-штаб-столовая имела такое же устройство.

Ромашки на Новой Земле

Ромашки на Новой Земле

Общежитие

Общежитие

Но сейчас мы сидели возле черной сырой двери жилого строения. Я курил, мы допивали остатки чая. Хотелось бы, конечно, и вернуться на лодку, но и недра домов манили нас гораздо сильнее, чем желание отдохнуть. Из двери тянуло плесенью, виднелись там какие-то поганые тряпки, разбросанные по полу. Я докурил, и мы пошли внутрь.

Общежитие

Общежитие

Чтобы мне ничего не мешало внутри темного, сырого и заплесневевшего строения, я оставил у входа свой рюкзак. Взял только ружье и телефон в качестве фонарика. Мы вошли в темный проем двери и оказались в каком-то бездонном коридоре. Под ногами пружинило что-то мягкое и противное — наверно, какие-нибудь старые гнилые тряпки и распотрошенные матрасы. Глаза никак не могли привыкнуть к темноте и в свете фонарика я так и не разглядел, что же это было. Вдоль стен виднелись распахнутые светлые двери жилых помещений, за нашими спинами находились полки с пустыми банками и пустая кладовая. Впереди, в торце коридора угадывался сортир на две кабинки. Вот так вот тут и жили когда-то местные пограничники.

Я подергал туда и сюда заклинившую в полуоткрытом состоянии дверь одного из ЦУБов. Вероятно, кто-то сразу удивится, откуда в коридоре взялся ЦУБ, дверь которого все-таки наконец мне поддалась и распахнулась, и в чью кухню я только что протиснулся. Все очень просто. Это здание состояло из нескольких ЦУБов, составленных в две шеренги и объединенных общими стенами и крышами. Между этих вот двух шеренг и получился тот самый темный коридор с какой-то мягкой гадостью на полу и сортиром на два очка в торце. Решение, конечно, спорное с точки зрения удобства для жизни, однако отапливать это сооружение было явно проще, чем кучу отдельных балков.

Найденное в общежитии фото

Найденное в общежитии фото

В кухне мы не задержались, так как копаться в пустых стеклянных банках и посуде поросшей грибами нам было совсем не интересно. Мы протиснулись дальше, в «кают-компанию», ну или я не знаю, как эту комнату обозвать в данном контексте. Салон со столом и шкафами. Кто видел ЦУБ — тот поймет, о чем я. Вот здесь уже было гораздо интереснее! Я даже больше скажу: я такого вообще никогда и нигде прежде не видел. Своды этой комнаты были сплошь покрашены в черный цвет. По низу шли нарисованные ледяные торосы с медведями, а наверху, на черном фоне виднелись четырехконечные звезды. Честно говоря, салон этот выглядел мрачновато, но, судя по всему, жили в этом цибике молодые и горячие офицеры, чьим горячим сердцам была нипочем даже полярная ночь.

В жилом же кубрике мы встретили только старые кровати и кучи пустых коробок от компакт-дисков с фильмами и музыкой. «Хищник», «100 пудов хитов», «Бригада». В общем, ничего интересного. Внимание привлекало только окно, забранное как решеткой стальными перфорированными панелями — я не знаю, как они называются — те, которые подкладывают под технику.

Импровизированные железные ставни

Импровизированные железные ставни

Игрушки

Игрушки

Осмотрев этот ЦУБ мы перешли в соседний. Горы сваленной в беспорядке мебели, тоже пустые коробки от дисков, забытая пачка мультвитаминов. Потом опять соседний модуль. Кухня, банки, грязная посуда. Кубрик. Диван книжка, на котором кучей лежат детские игрушки. Что же, наверно, тут жила молодая семья. Игрушки на забросах всегда смотрятся особенно драматично и трогательно. Но кроме игрушек более ничего примечательного.

Медвежий скелет

Медвежий скелет

Следующий ЦУБ. Следующий. Сортир свободного падения. Еще один модуль, какой-то сдвоенный — роскошное жилье с красными занавесками из кумача. В общем тут как-бы такая отдельная квартира из двух параллельных модулей, соединенных тамбуром. И пока Наталья осматривает правый — я захожу в левый, и тут же, прямо у входа наталкиваюсь на истлевший труп медведя. Вот это находка!

Весь ЦУБ завален клочьями шерсти, которые растащили, наверно, здешние песцы. А медвежий труп уже представляет собой просто скелет, облепленный остатками шкуры. Конечно, есть огромный соблазн забрать себе, например, совершенно целый череп, но как-то уж очень неприятно думать о том, чтобы ковыряться в этих останках. Да и нафиг он нам сдался вообще. Ходя вокруг скелета мы размышляем о том, что же убило данного медведя. Похоже, то был медвежонок-подросток: может, он был больной, а может — раненый, кто его знает. В общем, залез он сюда, сдох, да и лежит тут теперь бог знает сколько лет.

После обнаружения дохлого медведя мы решили закончить обследование общежития, и спотыкаясь на мягкой гадости в кромешной тьме коридора, отправились к выходу на улицу, где нас ждал режущий глаза солнечный свет. Что дальше? Хотелось бы уже и вернуться на лодку, но прямо перед нами стоит прекрасно сохранившаяся казарма. Почему бы не направиться туда, хоть ноги уже и переставляются с некоторым трудом.

Так мы и сделали. Я подошел к двери, возле которой красовалась красная бирка с номером части, и попытался ее открыть. Дверь не поддавалась.Проникнуть внутрь, ничего не повреждая, удалось через разбитое окно кухни, которая была совмещена со столовой. Там нам сразу бросились в глаза различные вещи «нашего времени», такие как остатки лапши «Роллтон» или бутылки кетчупа «Адмирал». Можно было подумать, что это оставили какие-то недавние посетители казармы — так я для себя тогда и решил.

Надписи

Надписи

Документы

Документы

Мы обошли другие помещения. Кубрики для солдат были пусты, из кладовых все подчистую вывезли. Только в главном коридоре на стенах висели различные плакаты и информационные стенды, как и в любой нормальной казарме. И тут мы зашли в кабинет начальника. Ну, как — там работали, скорее всего, начальник вместе с замполитом, так как данное помещение состояло из двух комнат, и первая была целиком занята библиотекой.

Библиотека

Библиотека

Старые книги

Старые книги

На стеллажах были аккуратно по рубрикам и тематикам составлены книги с журналами. Они все еще не были испорчены плесенью — вот так вот, бери и читай. Но в библиотеке было темно и мы прошли в сам рабочий кабинет, который поразил нас обилием вещей, находившимся в нем.

На стенах в кашпо все еще были комнатные растения, которые, конечно, уже умерли. Но их засохшие стебли и листья свисали вниз так, будто их перестали поливать пару недель назад. Всюду валялись разные документы и другая офисная утварь: ручки по-прежнему писали; под стеклом письменного стола по-прежнему лежали какие-то графики, схемы, заметки, и даже фотография какого-то бойца на фоне двери этой самой казармы.

На фото Начальник заставы капитан Закревский и собака по кличке Дан

На фото Начальник заставы капитан Закревский и собака по кличке Дан

Кокарда

Кокарда

На столе стоял перекидной календарь с какими-то корявыми записями, касавшимся разгрузки угля и чего-то там еще по хозяйственной части. В общем, выглядел этот кабинет просто шикарно. И когда мы начали осматривать оставленные бумаги, то окончательно убедились в том, что история этой части, в самом деле — закончилась всего 12 лет назад, в 2005 году. Поразительно! Нет, такого нового и сохранного объекта нам еще никогда не встречалось!

Стол в кабинете начальника погранзаставы

Стол в кабинете начальника погранзаставы

Стол в кабинете начальника погранзаставы

Стол в кабинете начальника погранзаставы

Тут же я стал размышлять о том, что недоеденный кетчуп и ванночки от «бичей» в столовой оставлены не какими-то поздними пришельцами, а теми самыми людьми, которые здесь непосредственно служили. Я даже сходил туда еще раз и посмотрел на даты выработки продуктов. Все сходилось. Может быть, то вообще был их последний обед, перед тем как сесть в вертолет и навсегда оставить в прошлом эту самую часть, к 2005 году утратившую всякий тактический и стратегический смысл.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/

Для выбора

Становище (фактория) Русаново на Новой Земле...
views 6
Новая Земля с давних времен посещалась русскими охотниками-промысловиками и искателями иных богатств, в частности — серебра. Существовало предание,...
Почему путешествия по Арктике и суровым морям толь...
views 1
Свои путешествия по северу мы с мужем лет десять назад начинали с байдарки, потом пересели на катамаран. Ну и само собой получилось, что в интернете...
Про жизнь отшельников в тундре...
views 5
Мы уже неоднократно писали о наших встречах с отшельниками в Арктике. Да, есть такая категория людей, которые живут вне общества. Тут я покажу всего...
Странные виды топлива в Арктике...
views 1
Некоторое время назад мы писали о том, чем топят в Заполярье. В зависимости от того - что за помещение надо отапливать, и где оно находится, различа...
Хальмер на Вайгаче (ненецкое кладбище)...
views 1
На крайнем севере существовало, а возможно где-то существует до сих пор, несколько типов захоронений: воздушные, наземные, подземные. Помимо захорон...
Откуда и как приплыли все эти кучи плавника на бер...
views 4
На побережьях полярных морей можно встретить огромные груды леса.  Но в Арктике, а тем более на арктических островах лес не растет. Дерево это недар...
Пугающая Земля Франца-Иосифа...
views 6
Всемирный фонд дикой природы как-то раз составил рейтинг пугающих природных мест России.На первом месте долина смерти на Камчатке. Далее - Тунгусски...

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий