Почему я теперь всегда буду фотографировать номера брошенной техники

Раньше я глядел на разную заброшенную авиатехнику или ее детали — просто как на груду красивого металла. Я вообще не делал никакой разницы между, например, одиноко валяющимся в тундре тракторным дизелем и какой-нибудь частью самолета.

Вездеход

Вездеход

Гуска и трактора

Гуска и трактора

Но совсем недавно, при просмотре старых походных фоток, мне попались картинки с разбитым вертолетом из деревни Тобседа.

Петя

Петя

Мое внимание привлек затертый старый номер, нанесенный на обшивку машины. На фотографии он читался с трудом, но разобрать его все-таки можно было. Просто от нечего делать я забил его в поисковую строку Яндекса — что-то типа «ми-4 09158»…

Обломки

Обломки

Александр Яковлевич Москвин, один из двух нынешних жителей Тобседы, и, по сути, ее хозяин, в общении упоминал об истории той машины, которая так по сей день и валяется полузанесенная песком в километре от деревни. Было дело несколько лет назад, и мы сидели в его избе за столом, пили чай. Снаружи, уже который день, лил дождь и штормовой ветер гнал обрывки непроглядного тумана с моря. Москвин, наконец, в очередной раз обернулся к серванту, что был у него за спиной, где на одной из полочек стоял альтиметр с того самого вертолета. Про то, что описываемый прибор выдран с разбитого Ми-4, Москвин уже упоминал. Мол, да, было дело — помню. Вертолет, де упал в тумане в 70е годы, кто-то там расшибся насмерть; потом была комиссия; потом что-то они там нарасследовали; потом с вертолета увезли двигатель, а остальное оставили нам.

Лопасти

Лопасти

Так бы все это и забылось, но номер, о котором я писал в начале, явно нес в себе что-то ценное. И в первых же строках поисковой выдачи Яндекса по этому номеру я увидел ссылку на какой-то любительский сайт с реестром летательных аппаратов. Конечно же я пошел туда и поразился тому количеству сведений, которые имелись по данному вертолету.

Те, кто интересуются авиацией, наверняка, надо мной посмеются и скажут, что это известно даже ребенку. Любой чих летательного аппарата всегда записывается в какой-нибудь журнал, и, в отличие, скажем, от трактора, самолет или вертолет обязательно имеет свою сохраненную где-то историю. Они не безлики. Уж не знаю, как все эти данные оказались в руках простых людей. Возможно, что ничего секретного в этом и нет, но все-таки создатели данного сайта где-то добыли огромное количество ценной для них информации, которая, вероятно, вообще была записана на бумаге, систематизировали ее и выложили на свой сайт. Вот, кстати, ссылка на него: http://russianplanes.net

И теперь я читал подлинные записи о том вертолете. К тексту прилагалась даже групповая фотография экипажа, который позировал на фоне своей машины где-то в снежных просторах весенней Арктики. И так же весной, 30 марта 1978 года, история этого Ми-4 закончилась.

Ми-4

Ми-4

В общем, если говорить в двух словах, то вертолет погубило разгильдяйство. Можно было бы что-нибудь сказать еще и про использование служебного положения — экипаж совершал «левый» рейс. Но если бы машина была хотя бы заправлена полностью, то проблем, возможно, и не возникло бы.

Не буду цитировать тут отчет, расскажу в двух словах: вертолет должен был лететь по заранее запланированному маршруту, но пилот решил заодно слетать за рыбой в поселок Захребетное (50 км от маршрута полета). Также он захватил с собой неоформленного пассажира — работника авиапредприятия, бортмеханика Ми-8.

В итоге рыбу экипаж забрал и затем полетел в официально значащуюся в маршрутном листе Тобседу. Пытаясь скрыть посадку в Захребетном, связи с МДП экипаж не вел. В Тобседе начался сильный туман — сесть не получилось. Командир решил, было, вернуться в Нарьян-Мар, но измерение уровня топлива в баке показало, что до города им не долететь. В тот же момент начальник площадки передал об улучшении погоды на площадке (облачность 200 м, видимость 2-4 км). КВС принял решение на возврат и посадку в Тобседе. Однако, вертолетную площадку при плохой видимости так и не нашли. Немного покружили над белой тундрой, совершенно невидимой в белом тумане, попытались сесть прямо так в поле. И в результате — просто упали, зацепившись хвостом за землю. Вертолет разбит, 2 трупа.

Обломки

Обломки

Но речь у нас не конкретно об этом вертолете, а о доступности истории авиатехники. Прочитав записи по Ми-4 я просто обалдевал. Те самые обломки теперь приобрели свое особенное лицо и индивидуальность. Увидеть фотографию того самого экипажа на фоне того самого вертолета — это примерно то же самое, как когда тебе пишет человек, служивший на посещенном тобой забросе и показывает свои старые фотки. Объект сразу же обретает душу!

Все это, конечно, сильно меня воодушевило и я принялся искать среди куч наших фотографий изображения с летательными аппаратами или отдельными их частями. Как назло, номерных объектов нашлось всего 2: Ан-12 с ЗФИ, по которому никакой информации не было, и какая-то непонятная штука, торчащая из песка на пляже Югорского полуострова.

Обломок самолета

Обломок самолета

Номер этой штуки читался хорошо, я также ввел его в поиск того сайта, и, — о чудо! Получил данные: Ан-12ТП, в эксплуатации Архангельского УГА с 17.05.1973г. Статус: порезан/уничтожен. А вот что конкретно с ним произошло — неизвестно.

Но дело было не в содержании самих записей, а в том, что какая-то просто лежащая на берегу хренотень — вдруг так же, как и давешний вертолет, обрела свою индивидуальность. Что это? Как она туда попала — приплыла по морю, или упала с неба? Мы этого никогда не узнаем. Но теперь я понимал, что это не просто железка, а железка персонифицированная, так сказать. Кому-то все мои восторги покажутся глупостью, но лично меня все это очень сильно интересует.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/