Путешествие началось: прошли на яхте из Выборгского залива в Петербург

Из яхт-клуба Йоханнес, что находится в поселке Советский, мы вышли утром 29 июня. Без всякой задней мысли мы достаточно быстро прошли Выборгский залив и добрались до пролива Бьеркзунд — это возле города Приморска.

Йоханнес

Йоханнес

Йоханнес

Йоханнес

Финский Залив

Финский Залив

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Собственно, именно это место я и наметил для первой стоянки, так как мы очень устали после подготовки, и никаких сил для перехода, например, сразу на форт Обручев у нас не было. Для ночевки я выбрал бухту Лоцманскую на о.Северном Березовом. Мы без всяких проблем зашли туда, отдали якорь, и только потом, общаясь в телеграме с друзьями и читая интернет, я выяснил, что, оказывается, стоять в этом месте просто так нельзя. Во-первых, Березовые острова относятся к пограничной зоне, и во-вторых, на них располагается природный заказник с каким-то достаточно строгим режимом посещения. Правда, про запреты конкретно для Северного Березового нигде ничего не говорилось, но это все не избавляло от необходимости получать пропуск для его посещения у пограничников.

Однако, место было крайне удобное. Я решил, что если уж кто-то придет нас арестовывать, то я просто прикинусь шлангом, извинюсь, и мы куда-нибудь уйдем. Кроме того, тогда был самый разгар воскресенья, и то там, то здесь, я видел толпы мотолодок, судоводители которых останавливались возле прибрежных камышей и закидывали там свои удочки. В общем, наблюдаемая картина никак не вязалась со всеми писаными запретами. На том я постепенно успокоился.

Кроме всего прочего, от своего друга я узнал следующие вещи: проходя мимо Приморска необходимо по 68 каналу УКВ связываться с местной СУДС «Приморск-Траффик» и докладывать о прохождении фарватера; в Бьеркзунде водится какой-то особенно злой и страшный ГИМС, который нас обязательно остановит, проверит, и найдет нарушения; с пограничниками, скорее всего возникнут проблемы. Ну что же — утром проверим!

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Наташа

Наташа

Петя

Петя

Утром мы так же как и вчера, как ни в чем ни бывало покинули Лоцманскую бухту, и тут же я взвал на 68 канале «Приморск-Траффик». Диспетчер ответил, что я слишком рано докладываю, и что связаться мы должны в тот момент, когда я зайду на фарватер. Минут 20 спустя, мы добрались до этого фарватера, я опять вышел на связь. Диспетчер попросил меня сообщить название лодки, осадку, численность экипажа и то место куда мы следуем. Я ответил, что нас двое, осадка полтора метра, идем в Санкт-Петербург, а звать нас «Севпростор старший» — очень трудно передаваемое по радио название, которое никто никогда не может запомнить. Я, лично, предпочитаю говорить просто «яхта 0436» (наш государственный номер), но сейчас от меня требовали именно название, которое я долго выговаривал по буквам — «Сергей Евгений Владимир Павел…». Я просто прекрасно помню это проблему еще по нашему тримарану, который был просто «Севпростором», и по поводу которого все вечно переспрашивали: «Простор? Севастополь? Повторите, не прошло!».

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Сева

Сева

Идем по Финскому Заливу

Идем по Финскому Заливу

Петя

Петя

Диспетчер принял мои данные, сказал что в следующий раз мы свяжемся, когда я буду покидать пролив, в районе буев №3 и 4, и тотчас я услышал в эфире другого оператора, из Погранслужбы, который обращался к «Приморск-Траффику» с просьбой повторить мои данные, так как он сам меня не слышит. Диспетчер принялся говорить, что это, де, какой-то «северпростор ст», и вообще, мол, связывайтесь с судоводителем по телефону. Потом он обратился ко мне и спросил номер телефона, получив который, он продиктовал его пограничнику.

Минуту спустя мой телефон зазвонил и я уже общался с погранслужбой, той самой, которая, вроде как, должна была не пущать меня на Березовый остров. Пограничница так же узнала все мои данные и спросила откуда и куда мы идем. Я сказал, что двигаемся мы из поселка Советского на форт Обручев.

«Вы сегодня из Советского?», спросила она. «Нет, вчера. Переночевал тут. На якоре» «Где именно?» «На Северном Березовом», ответил я с некоторой заминкой, ожидая, что меня сейчас будут ругать, но, конечно же, никак не накажут, ибо не пойман — не вор. Но вопреки моим ожиданиям, девушка с облегчением от завершенной процедуры сказала: «А, ну прекрасно! Счастливого пути! Позвоните нам, как выйдете из пролива».

В общем, до самого конца Бьеркзунда я ожидал второй предреченной мне казни, адского ГИМСа, но вскоре стало понятно, что никаких инспекторов я здесь не увижу. С облегчением я поднял геную (передний парус), на несение которой у меня нет прав, и с попутным ветром и жужжащим автопилотом мы устремились к буям 3 и 4, где снова связывался с «Приморск-Траффиком» и погранцами.

Мораль отсюда такова, что по всем правилам вы, конечно, обязаны заранее заявлять о своем прохождении в Погранслужбу, однако, на деле, вы никому особо не интересны, и высылать за вами группу захвата на подводной лодке никто, конечно, не будет. Особенно, если вы и так уже проникли незамеченными в зону особого контроля, и после этого даже никак не скрываетесь. ГИМС тоже может проверять всех поголовно разве что при каких-то особенных событий, вроде визита какого-нибудь министра в их управление. Службы же, управляющие движением судов, к маломеркам нынче относятся весьма уважительно, прямо как к большим и настоящим пароходам. Чисто технически, при движении от Выборгского залива или при подходе к Березовым островам с их внешней стороны, ваше нахождение там невозможно заметить, не подойдя вплотную на катере, и не рассмотрев вас в бинокль. Так что не все так страшно, как об этом пишут.

Мы же, тем временем, двигались уже где-то в районе поселка Песочное. По-моему, уже отсюда стала видна в бинокль игла небоскреба Газпрома, служащая прекрасным ориентиром. А направлялись мы к еще незаметному с такого расстояния форту Обручев, где простояли сутки, гуляя по заброшенному искусственному островку и пережидая непогоду. Но затем ветер поутих, и мы двинулись к Санкт-Петербургу.

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Подошли к форту Обручев

Так нам требовалось еще и убрать мачту перед прохождением Невы, то заранее я созвонился с одним из питерских яхт-клубов — который тоже звался «Невой». По телефону мне сказали, что постоять у них один день я смогу совершенно бесплатно, и вот, теперь мы шли к дамбе, за которой я намеревался двинуться к Средней Невке.

На дамбе имеется 2 судопропускных сооружения, через которые можно проникнуть в Невскую губу: «С-1» южнее о. Котлин, по сути просто большие ворота для больших судов, через которые и идет весь основной трафик, и «С-2» — мост высотой 16м севернее Котлина. К нему-то мы и двинулись.

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Я, признаться честно, сильно напрягался, так как думал, что, вероятно мне нужно что-то кому-то докладывать, или соблюдать какой-то особый порядок при прохождении этого моста. Но на деле оказалось, что никому до меня нет дела. Только рыбаки, сидящие прямо на фарватере в своих надувных лодках, расступились перед нами, и более никакого внимания на нас не обратили.

Собственно, ближайшие часа три ничего особенного так же не происходило. Вскоре мы ушли с фарватера и направились прямиком к Елагину острову, который, конечно, пока не был виден. Глубины здесь составляют в среднем 4 метра, и поэтому нет никаких проблем, чтобы ходить по губе так, как это вздумается судоводителю.

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Питер со стороны залива выглядел очень непривычно. Тем более, что видел я его с этого ракурса, пожалуй, только в детстве, когда мы с отцом катались на метеорах в Петродворец и в Кронштадт, в который нас тогда, кстати, не пустили военные. Город был полностью заслонен хитросплетением мостов ЗСД и прочими коммуникациями. Слева высилась огромная башня Газпрома, а чуть правее я видел Морской вокзал, причалы которого были сплошь уставлены пассажирскими лайнерами.

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

К слову сказать, маломерным судам туда вообще нельзя заходить, потому как там располагается акватория морского порта. Только какой-то виндсерфер-сорвиголова, с головокружительной скоростью мчался в том районе на своей доске. Да еще как-то разошлись с другой яхтой, шедшей нам навстречу. В общем так мы шли и шли, не встречая более никого.

Ближе к городу, когда я наблюдал его уже во всех подробностях, появились те самые «Метеоры», спешившие, наверно, в Петергоф. Выглядят они, конечно, очень пугающе, и я старался держаться вообще за пределами узкого фарватера. Дело в том, что возле самой дельты Невы становится довольно мелко, и тут уже необходимо идти именно по фарватерам, которые нарисованы на современных картах и прекрасно размечены буями в реальности. Так что тут не заблудишься.

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

Заходим в Неву

После перехода через Невскую губу, мы прошли под двумя высоченными мостами, и вот оно ЦПКиО слева, а справа, на Крестовском — толпы яхт и катеров вдоль берега. Я сразу направился к тем причалам, которые явно относились к какому-то яхт-клубу. С трудом мы втиснулись между ошвартованных лодок.

Я позвонил человеку из «Невы» и сказал, что вот, мол, мы пришли, но тот ответил, что пришли мы совсем не туда, и причалы «Невы» находятся, де, чуть раньше. А мы, мол, встали в «Императорский речной яхт-клуб». Пришлось нам тогда выползать опять в реку и идти к тому месту, которое мне на первый взгляд показалось вообще чем-то заброшенным.

Признаться, даже этот «Императорский клуб», несмотря на свое пафосное название, по сравнению с родным Йоханнесом выглядел несколько нищевато. Я знал, что «Нева» переживает не лучшие времена, и подумал тогда, что это она и есть. Но на самом деле все было гораздо печальнее. Перед нами колыхались на воде кривые полуразвалившиеся понтоны, обвешанные старыми шинами и кое-как скрученные меж собой тросами. Вот они, гостевые причалы «Невы»! А вон и мой собеседник — стоит с телефоном у уха и машет мне приветственно рукой. Мы аккуратно направились туда, куда нам было указано, на место возле какой-то большой яхты, накрытой тентом.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

«Нева», вообще, очень колоритное место. Мы пришли сюда на гостевую стоянку, чтобы в течение дня подготовиться к переходу по реке Неве. Нам требовалось сделать еще кое-какие закупки, заправиться, и главное — убрать мачту. Хозяева пустили нас сюда абсолютно бесплатно, и честно говоря, теперь, глядя вокруг, мы поняли причину их щедрости. Они просто были порядочными людьми, прекрасно понимающими, что брать деньги за стоянку у понтона, сколоченного из старых досок, которые отрывались, когда я пытался привязывать к ним веревки (никаких кнехтов там, конечно, не было) — стало бы настоящим кощунством.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Едва мы ошвартовались, как из соседней яхты тут же появился человек. Как оказалось, он совсем недавно пригнал ее из Швеции и теперь здесь занимается небольшим ремонтом. Вероятно, для ремонта «Нева» является очень неплохим вариантом. Я не знаю, сколько этот человек платил за свою стоянку, но, по всей видимости, как-то очень немного. Мы малость пообщались, он поведал мне о небывалом наплыве желающих растаможиться на Сайменском канале в этом году, и после этого каждый занялся своими делами.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Ну и вот, собственно, Клуб. Я припоминал, что был здесь как-то раз зимой, в гостях на огромной стальной лодке, которая, вроде, и сейчас стоит в заливчике рядом. Но тогда была зима, и я не мог оценить всего великолепия этого места. Теперь же, направляясь в город по магазинам, я видел клуб во всех его мельчайших подробностях.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Люди любят сравнивать реальность с фильмами и компьютерными играми, и «Нева» напоминал мне какую-то деревню из игры «Фаллаут-2» — ну вот все эти домики из мусора, жители, чем-то занимающиеся среди разного хлама. Только вместо ржавых автомобилей тут всюду были старые лодки. Полуразрезанные и разобранные стальные катера; замшелые и поросшие травой стеклопластиковые яхты; сгнившие деревянные посудины.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Немного заплутав, я зашел в какую-то не ту улицу, где наткнулся на женщину, сидящию за швейной машиной прямо на дорожке, и шьющую паруса. Она приветливо улыбнулась мне, я ответил ей тем же, и пошел дальше бродить среди здешнего тлена.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Наши городские дела сделались достаточно быстро. Тем более, что у нас не было денег для каких-то особенных закупок: мы ограничились приобретением перекусов на ближайший переход, SD-картами для фотоаппарата и махоркой для меня. Потом я еще заехал домой, и оттуда меня отвезла обратно в клуб моя мама.

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Яхт-клуб Нева

Остаток вечера мы посвятили завалу мачты (чтобы назавтра пройти под низкими мостами на Неве). Здесь же, на территории происходила какая-то свадьба. Видимо, осуществлялось мероприятие на сдаваемом участке: громко орал тамада, играла музыка. А я ходил по лодке, подвязывая всякие веревочки и устанавливая нашу падающую стрелу. Наконец, уже под ночь все было готово. Действовали мы по стандартной схеме, уже опробованной в Йоханнесе, но на этот раз в обратном порядке.

К носовой оковке был присоединен гикашкот, который держал стрелу, которая была уперта в мачту и висела на штаге. Я как раз отдал штаг. Наталья изо всех сил валила мачту в корму, но та не шла. Наконец, мачта покачнулась. Я, как мог аккуратно стравливал шкот, но в этот момент что-то пошло не так: внезапно, со звуком «бух!» на палубе вырвало блок, к которому крепились шпрюйты, призванные удерживать мачту по возможности в вертикальном положении. Я замешкался, побежал помогать Наташке, пытавшейся удержать качающуюся мачту. И здесь случился очередной косяк — шкот выскочил из стопора, мачта стремительно пошла вниз, Наташка все еще пыталась ее удержать, но все уже поняли что случилось. Мы ее уронили.

Как в замедленном видео, мачта все ускоряясь валилась и валилась вниз, зацепляя на ходу ветряк, и спустя мгновение — встречаясь с кормовым релингом, издавая страшный звук металлического удара. Все. Финита! Однако же, когда мы отошли от первого шока, выяснилось, что ничего фатального не случилось. Мачта аккуратно лежала там, где ей и было предназначено, ветряк стоял как ни в чем ни бывало. Из повреждений в глаза бросалась только отломанная антенна ГНСС, которую можно легко поставить на место. Мы внимательно осмотрели мачту, особенно в месте ее падения на релинг, и не заметили совершенно никаких повреждений. Это чудо!

В очередной раз мы поражались феноменальной прочности ИФа, и теперь мне оставалось только подвязать весь такелаж, уложить и закрепить мачту для транспортировке, чтобы завтра отправиться в путь. А свадьба все не унималась со своими бесконечными конкурсами, а я все никак не мог лечь спать, изучая карты и делая еще какие-то мелкие приготовления, чтобы идти завтра вверх по Неве.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/