Старое карельское суеверие, широко распространенное и в наше время

В 1904 году Михаил Анатольевич Круковский путешествовал по Карелии и написал по итогам экспедиции книгу: «Олонецкий край: Путевые очерки«. Рассказывая о вере наших карел он особо отметил, что хотя те и являются православными (а финские карелы и вовсе — лютеранами), они тем не менее во многом придерживаются как называемой «старой веры». Это вера, сохранившаяся с древних времен и принесенная в Карелию теми русскими, которые переселились сюда еще в XVI веке, гонимые реформами патриарха Никона.

Колдун

Колдун

Гадание с помощью сита

Гадание с помощью сита

При этом, приняв христианство без его глубокого понимания, карелы остались верны многим суевериям. Так, например, карел, по словам Круковского, верит в лешего, водяного, домового и на всякий случай жизни имеет свои заклинания.

В Суднозеро была старая традиция, приносить в жертву ягненка святому Мииккуле один раз в год. На этом фото женщина и ребенок ведут ягненка к месту жертвоприношения. Люди с округи приводили животных и приносили их там в жертву.

В Суднозеро была старая традиция, приносить в жертву ягненка святому Мииккуле один раз в год. На этом фото женщина и ребенок ведут ягненка к месту жертвоприношения. Люди с округи приводили животных и приносили их там в жертву.

Но вот что меня заинтересовало. Приводя пример суеверий, Круковский описал случай из своей жизни:

«Однажды, едучи лесом, я спросил у своего извозчика: «А что, медведя мы не встретим?» — «А чтоб ему камень!» — сказал испуганный корел — «ты тут всякой беды накличешь, тьфу, тьфу, сгинь он, пропади». Я хорошо знал, что корел мало боится встречи с медведем, но упоминать о нем в лесу, где все может случиться, где могут слышать, не полагается, и об этом он уже впоследствии мне рассказал.

В другой раз я неосторожным вопросом едва не накликал беды на себя; как-то садясь в лодку, я не подумавши спросил моих гребцов: «а что, не утонем мы в этой лодке в такую погоду»? — что ты, что ты барин, всполошились корелы, Господь, нас помилуй, Господь, помилуй!… и начали креститься. А потом спустя полчаса на середине озера разыгралась такая буря, что действительно едва не пришлось утонуть, и всю вину в этом корелы свалили на меня: «не надо болтать зря, в неурочное время».

Интересно, что и мы сами, в своих путешествиях по полярным пустошам, вывели такую же закономерность: если о чем-то нехорошем скажешь вслух — то оно практически непременно случится. Поэтому говорить лучше только о хорошем, и не в коем случае не озвучивать свои опасения. И не раз столкнувшись с подобными совпадениями, мы также как эти карелы стали обрывать самих себя и друг друга на полуслове, если вдруг забудемся и заговорим «а не случится ли что-то конкретное плохое в ближайшем будущем».

Самый яркий случай в этом роде случился, когда только собираясь в наше первое путешествие по побережью Ледовитого океана, мы шутили, что мол, на льдинах, если они нам встретятся, обязательно должны сидеть стаи белых медведей, злобно ухмыляющихся, одетых в фашистские каски и сжимающих в когтистых лапах МП-40. И в качестве развития темы начинали предполагать, а что, например, делать, если медведь высадится на берегу и к нам придет, а на море при этом шторм будет. Конечно, подобные вещи в этих местах были совершенно невозможны, поэтому и выглядели смехотворными, и обсуждались лишь шутя.

Тем не менее, шутки обратились в реальность, и к нашей палатке во время шторма действительно пришел белый медведь, которого мы на летнем побережье вообще не ожидали увидеть.

После этой ситуации, и нескольких других подобных случаев, мы перестали попусту трепать языком и говорить вслух всякие глупости про медведей, шторма, разбившиеся корабли и дрейфующие льды. Слова, как оказалось, сбываются, поэтому проговаривать плохие прогнозы — однозначно не стоит.

Так что суеверия-суевериями, но что-то в этом карельском отношении к словам — действительно есть.

Добавить комментарий

http://sevprostor.ru/